Звон бокалов под бой курантов, оливье и мандарины, а утром подарки под елкой. Новогодние традиции кажутся вечными. Но так было не всегда. Как отмечали Новый год наши деды и прадеды на войне и после нее?

Как менялось отношение к празднику не только в стране, но и в городе Ворошилове (ныне Уссурийске)? Мы изучили архивы и перелистали подшивки газет, в том числе и родного «Коммунара».

ПРЕДЫСТОРИЯ

Еще Петр I повелевал считать началом года 1 января и требовал «учинить некоторые украшения от древ и ветвей сосновых, еловых и можжевеловых» в домах и на улицах Москвы. Но подданные с датой согласились, а вот указ «о елочке» исполняли не очень охотно.

Более 100 лет в России не вспоминали об этой традиции, пока будущий император Николай I не женился на дочери прусского короля. На Рождество для молодой супруги он нарядил настоящую елку с украшениями, свечами и развешанными на ветвях сластями и подарками. Московская знать последовала его примеру.

Спустя много лет, во время Первой мировой войны, в стране началась активная антинемецкая кампания. Новый год тогда тоже воспринимался как нечто привнесенное из Германии. В канун 1915 года, идя на поводу у Святейшего синода и журналистов, царь Николай II назвал традицию вражеской и категорически запретил ей следовать.

Запрет отменили после прихода к власти большевиков. Вспомните, к примеру, знаменитые ленинские елки в Сокольниках, которые он устраивал лично. Но после смерти вождя отношение правящей партии к новогодним праздникам стало меняться. 24 сентября 1929 года в стране официально запретили празднование Рождества. Одновременно велась борьба и с христианским символом - рождественской елью.

Так продолжалось до 1936 года, когда был издан декрет Совнаркома об официальном праздновании Нового года, но с пролетарскими атрибутами и колоритом. Первая в СССР елка зажглась 1 января 1937 года в Москве, в Колонном зале Дома союзов. Рождество же по-прежнему оставалось под запретом.

У ИСТОКОВ СОВЕТСКОГО ПРАЗДНИКА

Первое упоминание о новогодней елке в городе Ворошилове, которое нам удалось найти, датируется 1939 годом. Установили ее в зале Дома учителя, и была она «блестяще-иллюминированная».

Празднование Нового года начиналось со звуков оркестра и официального поздравления. Лишь потом люди закружились в танцах и стали участвовать в играх. «Веселые лица, оживленный разговор, заразительный смех - все это говорит о том, что каждый радостно встречает Новый год», - писал о празднике корреспондент.

Дед Мороз в то время был не хозяином карнавала, а всего лишь вспомогательным персонажем. Он появлялся в окружении людей в масках, разбрасывал «снег» и организовывал массовое пение. Роль доброго сказочника исполняла воспитательница детского комбината тов. Волкова.

Настоящими распорядителями и затейниками стали два клоуна, в которых загримировались работники дошкольных учреждений тов. Родникова и Пашинова. Именно они не давали гостям скучать, пока не начался концерт самодеятельности. В 12 часов ночи карнавальные маски были сброшены, но люди еще долго продолжали веселиться.


Елка 1 января 1940 года (фото из газеты «Коммунар»). Подпись, к сожалению, не сохранилась полностью. Вот что нам удалось разобрать: «В доме пионеров и школьников гор. Ворошилова. На снимке: Пионеры Валя О…, Тася Егорова, Нина Егорова, Римма Гуревич и Виля Вег… у празднично украшенной елки.

В 1940 году елок в Ворошилове было уже несколько. Но самой главной считалась та, которую установили в Доме пионеров.

Актовый зал там превратился в сказочную опушку, посреди которой возвышалась лесная красавица, украшенная огромными стеклянными шарами, игрушками, серпантином и фруктами. Вокруг теснились елочки поменьше и вертящаяся мельница. Детвору встречали массовики-затейники в костюмах разных зверей, у избушки на курьих ножках обосновалась добрая Баба-яга с нескончаемым запасом шуток, прибауток и загадок. Играл оркестр, в смежных комнатах работали секции по интересам. Стены были украшены тематическими картинами.

Приходил ли в том году к детям Дед Мороз, нам доподлинно неизвестно. А вот к образу Бабы-яги в качестве основной ведущей новогодних утренников Дом пионеров в следующий раз вернется лишь спустя почти 30 лет.


НОВЫЙ ГОД И ВОЙНА

Во время Великой Отечественной войны в советской прессе новогодней тематике не уделялось много внимания. Хотя еще зимой 1941 года военная пропаганда в буквальном смысле поставила Новый год под ружье. Способ подсказала обстановка на фронте, а именно мощнейший удар, полученный немецкими войсками под Москвой.

1 января 1942 года на первой полосе «Коммунара» наряду с фронтовой сводкой Совинформбюро были опубликованы письма жителей Ворошилова, где главным новогодним подарком люди называли взятие нашими войсками Керчи и Феодосии. А на газетном плакате изображался Дед Мороз, новогодней елью сметающий с Земли фашистов.

Первый и, пожалуй, единственный раз в уссурийской прессе были опубликованы фотографии замерзших и запорошенных снегом трупов врага, а также бескрайнего поля с могилами захватчиков.

Впервые в истории страны прозвучало новогоднее радиообращение к народу. Его произнес Председатель Президиума Верховного Совета СССР Михаил Калинин. Он поздравлял всех: бойцов и командиров, тружеников тыла и тех, кто находился в это время на землях, захваченных немцами. «Временно захваченных», - подчеркивал «всесоюзный староста».

Хоть в народе и верили в скорую победу, особых торжеств по случаю праздника в городе не намечалось. Кинотеатры «Комсомолец» и «Заря» демонстрировали звуковые фильмы, а областной драмтеатр готовился к показу пьесы в четырех актах «Крушение» и комедии «Кто смеется последний».

Но вопреки ожиданиям людей, война разгорелась с новой силой. Поэтому главным подарком для народа накануне Нового, 1943 года стали сводки Совинформбюро, рассказывающие о победном наступлении наших войск южнее Сталинграда. Конечно, победоносное завершение битвы на Волге несколько задержалось, но исполнило новогоднее желание миллионов граждан Советского Союза.

Прошел год. Война откатилась к западным границам страны, в сводках все чаще объявляли об освобождении от врага новых территорий. Трудовые коллективы города и края со страниц газет рапортовали фронту о перевыполнении планов.

В Ворошилове, как и во всей стране, по-прежнему не задумывались о коллективных новогодних празднествах. Впрочем, было и тут одно важное событие, напрямую не связанное ни с фронтовыми успехами, ни с достижениями в тылу. Первыми словами, которые люди услышали из громкоговорителей в 1944 году, оказались: «Союз нерушимый республик свободных». Место прежнего гимна страны, «Интернационала», заняло творение композитора Александра Александрова и поэтов Сергея Михалкова и Эль-Регистана. С наступлением каждого нового года после боя курантов мы слышим эту музыку и по сей день. А вот текст существенно изменился.

ПОБЕДА БЛИЗКА

На пороге 1945 года уже для всех было ясно - Победа не за горами. Изменилось и отношение к Новому году. Партийное руководство в Ворошилове требовало от педагогов и культработников организовать школьные каникулы так, чтобы дети полноценно
отдохнули за 10 дней.

Речь шла о посещении малышами и подростками новогодней елки, о походах за город, лыжных вылазках, просмотрах театральных постановок и кинокартин, участии в спортивных соревнованиях. Шефствующие организации должны были помочь школам в подготовке экскурсий, выделить подарки для малышей и детей фронтовиков, позаботиться о дополнительном питании для учеников, подвезти топливо для обогрева помещений.

В Доме Красной армии вечером 31 декабря 1944 года объявили большой концерт-бал. В нем участвовали артисты Госцирка и Гос-эстрады из Москвы и Ленинграда. Была наряжена елка, играли два оркестра. Организовывались танцы и бой конфетти. Работал буфет с прохладительными напитками и кондитерскими изделиями.

Впервые в истории СССР Совнарком постановил считать нерабочим днем 1 января. Праздник выжил, пройдя войну вместе с людьми.

НА ФОНЕ IV ПЯТИЛЕТКИ

В послевоенные годы настало время восстанавливать экономику. В обиход вошло понятие «предновогодней трудовой вахты», во время которой жители Ворошилова выполняли по несколько рабочих норм. Газеты пестрили сообщениями о доблести ударников и стахановцев. Новогодние праздники так и оставались не в приоритете. Впрочем, многим было просто не на что шиковать.

В победном году не так щедр оказался и Совнарком СССР. Вместо дополнительного выходного граждане страны получили перенос дня отдыха с 30 декабря 1945 года на 1 января 1946-го.

Только 23 декабря 1947 года указом Президиума Верховного Совета СССР 1 января наконец-то было объявлено праздничным и выходным днем. Именно с этого времени Новый год стал полноценным, веселым и желанным. Отмечали его и дома, и в домах культуры, и в школах, и в детских садах.

Так, вечером 31 декабря 1947 года в ДК им. Чумака собралось более тысячи молодых железнодорожников. Звуки духового оркестра, иллюминация на елке, разноцветные костюмы и маски, кружащиеся в танце пары, веселый смех - такой была атмосфера на том празднике. В фойе демонстрировались цветные киножурналы, работал буфет.

На мгновение в зале потух свет. Тут же зажглись огни гирлянд и раздался бой курантов. Наступал третий год сталинской пятилетки. А молодежь кружилась в вихре танцев и веселилась до поздней ночи.

В первые дни января 1948 года в Ворошилове на стадионе у окружного Дома офицеров возродилась традиция массовых ледовых катаний. Там в центре возвышалась огромная иллюминированная елка. Такой же каток спустя год появился и на стадионе «Локомотив».

Накануне 1950 года стали появляться новые традиции. Рестораны «Север» и «Ст. Ворошилов-Уссурийский» зазывали горожан провести новогоднюю ночь за столиком возле елки. Тем, кто привык отмечать праздник в кругу семьи, предлагали блюда и торты от опытного шеф-кулинара навынос.

Фирменный магазин «Главрыбсбыта» на улице Калинина 31 декабря продлил торговлю до полуночи. В ассортименте была не только дальневосточная рыба, но и деликатесы из бассейнов Черного, Азовского и Каспийского морей, а также красная, зернистая и паюсная икра, разнообразные консервы, кулинария и винно-водочная продукция.

В том же году впервые упоминается, что в Доме пионеров нашего города на елке-карнавале Дед Мороз появился в компании Снегурочки и в окружении девочек в костюмах снежинок.

В праздновании Нового года наступала новая эра. Уже скоро предстояло войти в привычку «Голубым огонькам», беготне по магазинам, тазикам с оливье и фейерверкам. Но это совсем другая история.

Дмитрий ПРОКОПЯК.
Фото из архивов.

Поделитесь ...

Добавить комментарий

Ваши сообщения публикуются только после проверки их модератором. Комментарии не должны содержать призывов к насилию и прочим нарушениям закона. Использование ненормативной лексики и оскорбительных выражений в адрес авторов материалов, а также иных посетителей сайта - не допускается.


Защитный код
Обновить