Уссуриец Леонид Поталенко всю жизнь проработал геодезистом. После очередного летнего наводнения он провел собственное расследование и, как утверждает, во всем разобрался. Рассказать о причинах подтоплений Леонид Дмитриевич пришел в редакцию «Коммунара».


- Не примите меня за безумца, - начал мой собеседник. - Гидрологию с топографией я пока не забыл, поэтому после тщательного изучения карты окрестностей нашего города сразу сообразил, в чем дело. Могу рассказать о своих выводах и даже показать на местности, как легко и просто избавить жителей УГО от ежегодных подтоплений, причем без особых затрат.

На следующее утро вместе с бывшим геодезистом мы выдвинулись в сторону с. Тереховка. Пока ехали, Леонид Дмитриевич рассказал, что свою трудовую деятельность начинал в «архитектуре», так раньше в обиходе называли нынешнее управление градостроительства. Позже работал на разных объектах. В начале 80-х годов прошлого столетия принимал участие в строительстве дамбы в районе «7 ветров». По его словам, на нее ушло более миллиона кубометров грунта.

- Как сейчас понимаю, это была первая из серии ошибок, которые и привели к сложившейся ситуации в нашем городе, да и округе. Дело в том, что при возведении защитного сооружения пойма реки Раздольной значительно сократилась. На отвоеванной и осушенной площади построили здание ПГСХА, даже не задумавшись о последствиях такого вмешательства. А ведь тайфуны и циклоны в Приморье никто не отменял. Но теперь, вместо того чтобы незаметно разлиться на огромной территории, вода в Раздольной (бывший Суйфун) поднимается. Иногда на несколько метров.

Тайфун «Джуди», нагрянувший в 1989 году, и последовавшее небывалое наводнение встревожили и заставили задуматься только одного человека - заместителя главы администрации УГО Владимира Александровича Шевченко. В свое время мы вместе с ним начинали работать и всю жизнь дружили. Именно он забил тогда тревогу, видимо, предвидел дальнейший ход событий.

За свою полуторавековую историю Уссурийск пережил немало наводнений. Но то, что происходит в последние четыре года, не поддается логическому объяснению. Специалисты, изучавшие проблему, утверждают, что нас топит из-за заиленных русел рек. Мол, раньше, при Советском Союзе, их регулярно очищали. Да ничего подобного!

- Постойте, - прервала я Леонида Дмитриевича. - В детстве вместе с родителями мы частенько отдыхали на Суйфуне в районе борисовского моста. И я хорошо помню, как на косе в его русле работал экскаватор, загружая пескогравий в подъезжавшие самосвалы.

- Соглашусь, видел такое. Востребованный стройматериал брали оттуда для завода по производству железобетонных изделий, но только в этом месте. А река освобождалась от грязи самостоятельно, точнее, под напором течения, уносившего ил, песок, камни и даже мусор. До той поры, пока не появились рукотворные запруды, и первая из них - дамба ПГСХА.

Я родился в Кроуновке и знаю, что раньше в центре нашего села речная вода никогда не стояла. Сейчас даже при небольшом тайфуне р. Кроуновка моментально поднимается. В прошлом году вода дошла до ул. Советской. А ведь эта улица выше уровня реки на десять метров. После «Лайонрока» снесенные от Борисовки до Кроуновки мосты дорожники подняли на два метра. Тем не менее в разгар «Соулика» на них было по пояс воды.

- Откуда вы знаете?

- От знакомых. А вот вам другие примеры: посмотрите на эти огороды перед Хениной сопкой, - указал в окно Леонид Дмитриевич. - Несмотря на обильные дожди их, как и раньше, подтапливает лишь до середины. Потому что дамба ПГСХА удерживает воду, которая разливается по «7 ветрам». Кстати, мост на Утесное и Красный Яр построили с учетом наводнений. Пока дорогу, соединяющую город с этими селами, не отсыпали на целый метр, соорудив таким образом очередную плотину, вода здесь поднималась от силы на 70 см. В прошлом августе УГО по традиции накрыло тайфуном, хлынул дождь, и торговый павильон «Стоп-Лайна» у Солдатского озера залило под самую крышу. В том же микрорайоне в собственном доме живет мой приятель. Он рассказывал, что в три часа ночи их с супругой разбудили спасатели. Вода уже поднялась в комнатах на полметра. Такого раньше никогда не бывало.

- Потому что раньше уссурийцы не слышали о тропических ливнях, - констатировала я. - Климат изменился, и теперь за несколько часов у нас выпадает до трех месячных норм осадков.

Но моя ремарка не смутила Леонида Дмитриевича.

- Вот мы и приехали, - воскликнул он, оглядевшись. - Сейчас сами увидите одну из основных причин наводнений.

Наша машина остановилась практически напротив жерла потухшего вулкана Барановского, известного всем жителям УГО. У его подножия раскинулась р. Раздольная, скованная ледяным панцирем. Преодолев железнодорожное полотно, мы спустились в пойму реки. Сухая трава, вымахавшая в человеческий рост, закрывала обзор, но бывший геодезист уверенно двигался вперед. Через несколько минут мы подошли к странному холму.

- Здесь и вон там, - махнул рукой в левую сторону Леонид Дмитриевич, - установлены два резервуара, к каждому из них ведут подъездные пути в виде земляной насыпи высотой от пяти до десяти метров. После обваловки грунтом высота емкостей в высшей точке стала достигать около 12 метров. Оба сооружения представляют собой препятствия длиной около 85 метров, которые перегораживают пойму реки. Ее ширина в этом месте составляет всего 160 метров. Таким образом, во время дождей стекающие в реку осадки устремляются в узкое «горло», ведь для их беспрепятственного прохода остается всего 75 метров. И этого недостаточно. Скапливаясь, вода затапливает всю территорию и поднимается, принесенный грунт и мусор оседают на дне. Из-за такой закупорки снижается скорость течения в реке, русло заиливается, а нас опять топит.

Судя по пучкам травы, застрявшей в ветках деревьев, растущих справа, то есть со стороны Уссурийска, вода здесь поднималась выше шести-семи метров. После рукотворной запруды уровень реки стремительно падал. Видите, на деревьях слева мусор висит буквально в паре метров от земли.

- А вам известно, что это за резервуары, для чего предназначены и кто установил их здесь?

- Какой муниципалитет выдал разрешение на монтаж данных емкостей, мне выяснить не удалось. Скорее всего, постарались наши соседи, ведь сейчас мы находимся на границе Уссурийского и Надеждинского районов. А вообще предполагаю, что это септики, куда сливаются сточные воды от тереховского завода строительных материалов, введенного в эксплуатацию в конце 80-х прошлого века и трехэтажного дома, возведенного для семей работников предприятия. Видите металлические горловины? Через них периодически выкачивают и вывозят машинами скопившиеся нечистоты.

- Как считаете, что надо сделать для решения проблемы?

- Действовать нужно цивилизованно, хотя очень хочется пригнать сюда парочку бульдозеров и просто снести эти «плотины», задерживающие воду. Ну а если серьезно, то надо произвести расчеты и на их основании доказать необходимость срочного демонтажа данных резервуаров. Перенос этих емкостей в другое место будет стоить копейки по сравнению с затратами на строительство системы гидрозащитных сооружений и дамб, которые планируют возводить в УГО.

Кстати, в советские времена в поймах рек уссурийцам не разрешали селиться, а сейчас участки для частного строительства в таких местах раздают, как говорится, направо и налево. Вот вам и еще одна из причин небывалых наводнений. Сбрасывая мусор в реку, поднимая повыше свои наделы, хозяева не понимают, что собственными руками создают предпосылки для будущих подтоплений.

Елена АБРАМОВА.
Фото автора.

Поделитесь ...

Добавить комментарий

Ваши сообщения публикуются только после проверки их модератором. Комментарии не должны содержать призывов к насилию и прочим нарушениям закона. Использование ненормативной лексики и оскорбительных выражений в адрес авторов материалов, а также иных посетителей сайта - не допускается.


Защитный код
Обновить