Четыре поколения мужчин из семьи Манько защищали Родину с оружием в руках.


Саша с дедушкой Александром Ивановичем Манько.

У суворовца седьмого класса Саши Манько отец военный. Так обычно и бывает у ребят, поступающих в училище. Необычно другое: четыре поколения мужчин из семьи Манько защищали Родину с оружием в руках. Каждый прошел через войну.

Папа Саши - Константин Александрович - в свое время с серебряной медалью окончил Киевское суворовское военное училище. Он много рассказывал сыну о кадетском братстве, службе и о других офицерах в семье. Ими были и прадеды, и дед Саши, который сейчас живет в Москве. По их биографиям можно изучать военную историю нашей страны.

Революционные шаровары

В начале Гражданской войны в Красной армии за неимением наград отличившихся бойцов и командиров поощряли ценными вещами. В Первой конной почетным считалось получить красные революционные шаровары. Именно такие были у Сашиного прапрадедушки Василия Тимофеевича Манько.

Он от начала до конца прошел Первую мировую и Гражданскую, командовал эскадроном у Буденного. Когда в 1922-м возвращался домой, красные штаны-галифе у него украли в поезде вместе с вещмешком и новыми сапогами.

В мирной жизни Василий Тимофеевич трудился бригадиром в колхозе на Полтавщине.


Прадед Манько Иван, подпоручик Войска Польского.

Тракторист с польским орденом

Прадедушка Иван Василь-евич родился в 1924-м. При поступлении в Полтавское военное автотракторное училище, готовившее техников-лейтенантов - командиров новых танков Т-34 и КВ, прибавил себе два года. Увы, выучиться не получилось.

С началом войны училище передислоцировали в Пятигорск, откуда Иван со своим взводом отступал с боями через Кавказские горы. Местный проводник-охотник вывел курсантов горными тропами через Баксанское ущелье в Нальчик, где стояли советские войска.

Дальше были фронт, тяжелое ранение от разрыва мины, все осколки которой врачи не смогли извлечь. После госпиталя, с 1943 года и до самой Победы, Иван служил командиром взвода Войска Польского в звании подпоручика, затем поручика.

Освобождал Польшу, участвовал во взятии Варшавы, штурме Берлина и Праги, имел медали за взятие этих городов, а также за победу над Германией. Был награжден орденом Отечественной войны II степени, серебряным крестом польского ордена Virtuti Militari, медалью «За боевые заслуги».

С военной службы ушел в запас в звании майора в 1968 году.

Вызывал огонь на себя

Сын фронтовика Александр Иванович (дед Саши Манько) пошел по стопам отца. В 1972 году окончил Свердловское высшее военно-политическое танко-артиллерийское училище, служил в дивизии ВДВ в Каунасе (Литовская ССР).

26 декабря 1979 года в числе первых в составе 56-й десантно-штурмовой бригады ВДВ вошел в Афганистан, где воевал два года.

Как-то вечером группа десантников под командованием капитана Манько на двух боевых машинах отправилась в кишлак на разведку перед проходом колонны. А там душманы, не меньше двухсот! Уходить поздно, останавливаться нельзя - перестреляют, на принятие решения - секунды.

По сигналу командира рванули в центр кишлака. 18 бойцов быстро захватили здание школы, заняли круговую оборону. Все понимали: продержаться до утра - без шансов. Наши основные силы километрах в пяти, а ночью отправлять роту на выручку, значит, глупо ею рисковать и в итоге не выполнить главную задачу - провести колонну. Что ж, разведчики знали, на что шли.

Душманы постепенно стягивали кольцо, громко кричали, как расправятся с бойцами. На штурм пошли ночью.

Первый, второй, третий… потом уже десантники не считали. Кто ранен, кто погиб, боеприпасы на исходе. Контуженный Александр Манько продолжал руководить боем. Еще несколько минут - и конец, если не убьют сразу, то страшный плен и мучительная смерть для всех. Командир потребовал: «Радист, связь с батареей! Вызываю огонь на себя! Прощайте, ребята! Наводчик, дай корректировку!»

Минометчики сработали ювелирно: душманов рвало в клочья, они разбегались в панике, но ни одна мина не попала в школу.
На рассвете под обстрелом вертолетчики вывезли десантников. И живых, и мертвых… Контуженного капитана бойцы вынесли на руках. За Афганистан Александр Иванович был награжден медалью «За отвагу», орденом Красной Звезды, в дальнейшем стал подполковником.


Отец Константин Манько за работой на перевале Тебуло.

И один в поле воин

Для отца Саши, Константина Александровича, сомнений в выборе профессии не было. Он продолжил династию военных. После суворовского училища старший вице-сержант, замкомвзвода продолжил учебу в ТОВВМУ, которое окончил с золотой медалью. Служил на Тихоокеанском флоте. С 2004 года работает в органах военной прокуратуры, полковник юстиции. Начинал следователем, прошел все должности до военного прокурора гарнизона. На его долю тоже выпала война - вторая чеченская кампания. Аргунское ущелье, год в горах.

- У следователя на войне свои задачи: выезды на места боестолкновений, осмотры мест происшествий. Когда все еще горит, взрывается, где-то постреливают, вокруг погибшие, - рассказывает полковник Манько. - Риски у следователя тоже другие: он всегда один, спину никто не прикроет, рассчитывать приходится только на себя.

Однажды на высокогорном перевале Тебуло погиб солдат-пограничник из отдельной группы спецразведки. Вылетели туда на «вертушке» с начальником разведки погранотряда, боевым полковником.

Вертолет завис, мы выпрыгнули на какое-то плато. Осматриваюсь: странно, нет никого, а где бойцы, почему не встречают? И блиндаж должен быть, ведь пограничники здесь по 20 дней живут. Так хорошо замаскировались, что ли? Молодцы!

Поворачиваюсь к полковнику, чтобы похвалить выучку его подчиненных, и вижу его бешеные глаза. Он орет: «Стоять! Не двигаться!»

У меня легкий ступор, переходящий в панику: что я сделал не так? Спокойно уже объясняет: «Мы на минном поле. Летчики неопытные, ошиблись, бывает». Ничего себе ошибка! Но разведчик молодец, быстро сориентировался. Если бы не он…

По рации связались с разведчиками, те - с отрядом, оттуда бортом отправили группу разминирования. В общем, четыре часа мы стояли вплотную, разговаривали, курили, ждали.

Когда уезжал из Чечни, подарил полковнику прибор ночного видения из криминалистического комплекта следователя - в разведке точно пригодится. А он снял со своей груди и вручил мне редкий, самый узнаваемый и почетный среди пограничников личный солдатский знак «Участнику контртеррористической операции в Аргунском ущелье». Из всех наград ценю его больше других и всегда ношу на полевой форме.

Вот такие мужчины в семье Манько, каждый - пример для подражания. И младший, Саша, равняется на них. С какими войсками он свяжет свою дальнейшую службу, пока не решил, но одно знает точно: задачу, какой бы сложной она ни была, надо выполнить. Этому учили в Киевском суворовском его отца, этому учат в Уссурийском суворовском военном училище сегодняшних кадетов.

Ярослав Могильников и Иван Дьяков,
юнкоры УссСВУ.
Фото из архива семьи Манько.

Поделитесь ...

Добавить комментарий

Ваши сообщения публикуются только после проверки их модератором. Комментарии не должны содержать призывов к насилию и прочим нарушениям закона. Использование ненормативной лексики и оскорбительных выражений в адрес авторов материалов, а также иных посетителей сайта - не допускается.


Защитный код
Обновить