«Бывших работников экспериментального цеха фабрики «Работница» просим обратиться по телефону…». Это короткое объявление, размещенное «Коммунаром» в социальных сетях, вызвало большой резонанс. Нам позвонили десятки людей. Приглашение прийти в редакцию, чтобы рассказать о «золотых» временах предприятия, приняли Любовь Власова, Наталья Буданцева и Марина Высевко.


- Мы с Мариночкой из разных поколений, но дружеские отношения до сих пор сохранили, ведь вместе трудились много лет, - сообщила Наталья Евгеньевна. - Я была старшим конструктором, Любовь Алексеевна руководила нашим цехом, Марина - молодой конструктор, пришла к нам сразу после училища в уже непростые времена.

- Точно, - подтвердила Марина Валерьевна. - Помню, получив распределение на фабрику, очень сильно расстроилась. Училась на модельера-конструктора легкого платья, а трудиться предстояло конструктором верхней одежды, предприятие-то специализировалось на производстве женского и детского пальто. Позже поняла, что вытянула счастливый билет. Коллектив оказался хороший, а работа - интересной. Мы создавали такие модели!

- Продукцию «Работницы» носил весь Дальний Восток, - подхватила Любовь Алексеевна. - При Советском Союзе швейное производство в Приморском крае процветало. На владивостокской фабрике «Заря», оснащенной современным оборудованием, изготавливали мужские костюмы, в Артеме - бельевой трикотаж, детское и женское платье. Швейные фабрики работали в Партизанске, Лесозаводске, Спасске-Дальнем. Что выпускали уже и не припомню, однако конкурс в вуз на специальность «технология швейных изделий» в 80-е годы прошлого столетия достигал 10-15 человек на место.

Нашу фабрику в те времена возглавляла Зинаида Антоновна Сакоцкая - руководитель, как говорится, от бога. В швейную артель «Работница» она устроилась сразу после Великой Отечественной войны и прошла путь от рядового сотрудника до директора фабрики. Именно ее трудами производство было поставлено на поток, построен новый корпус, проведена реконструкция. С легкой руки Зинаиды Антоновны фабрика одной из первых в крае удостоилась звания предприятия высокой культуры производства. Наши филиалы открылись в Ляличах, Новошахтинском, Чернятино.

Во времена СССР в штате «Работницы» насчитывалось около двух тысяч человек, более 30 из них трудилось в экспериментальном нашем цехе. Именно в этом подразделении новые модели подготавливались для запуска в производство, на поток. Совет фабрики, куда входили ведущие специалисты, каждый сезон просматривал коллекции домов моды Москвы, Ленинграда, Новосибирска, Хабаровска. Отобранные модели после утверждения закупались, образцы и сопроводительная документация на них отправлялась к нам в разработку.

Этот ответственный и сложный процесс выполняли конструкторы высшей категории. Много лет с такой работой профессионально справлялись Лариса Литвинова, Нина Силаева, Лидия Ершова. Вместе с технологом и высококвалифицированными швеями-лаборантами они дорабатывали модели для запуска в производство, то есть составляли подробное описание технологии их изготовления. Параллельно швеи Людмила Гордеева, Надежда Пименова, Любовь Чавалах, Ирина Богатырева, Людмила Грицай и другие прошивали каждый образец модели. При этом особое внимание они обращали на возникающие сложности в обработке швов, деталей, отделке. На потоке все должно было проходить без сучка и задоринки.

Затем за дело принимались лекальщики Татьяна Иванова, Светлана Герцен, Анна Кривошеева, Галина Худолей и переводили лекала на картон, причем на весь размерный ряд, ростовую, полнотную шкалы. Основная задача нормировщиков Тамары Прокошенковой, Аллы Николаевой, Галины Островской, Нелли Плотниковой заключалась в рациональном использовании материалов. Они и ломали голову, придумывая, как лучше, точнее, экономичнее разложить на ткани лекала, чтобы остатков было меньше. Работники этой группы под руководством Валентины Котляр устанавливали нормы расхода материалов на все модели.

Однако без курьезов не обходилось. Однажды на фабрику поступил новый артикул клеевой ткани, которую раньше в производстве не использовали. При запуске новой модели оказалось, что борта на нескольких пальто стали заворачиваться наружу. Поток тут же остановили. Как выяснилось, клеевую нужно было кроить иначе.

Качественные ткани для наших моделей, причем с запасом, закупались в основном в городах, расположенных на западе страны. Ближайшим из них был Улан-Удэ. Меха - песец, чернобурка - приобретались в Сибири, норка - в уссурийском зверосовхозе. На складе фабрики хранились колоссальные запасы материи. При умелом хозяйствовании с лихвой бы хватило на несколько лет бесперебойной работы. Увы, «Работница» не удержалась на плаву.

При Зинаиде Антоновне мы ежегодно выдавали 60 новых моделей. Свежую коллекцию каждый сезон фабрика отправляла на ярмарку во Владивосток, куда съезжались представители торговых организаций со всего Дальнего Востока. В течение нескольких дней они знакомились с продукцией приморских предприятий, выбирали на их взгляд лучшее и заключали договоры на поставку изделий.

При советской плановой системе неразрешимых проблем для фабрики не существовало. А какое социальное обеспечение у нас было! Путевку в санаторий, на базу отдыха мог получить любой желающий и за сущие копейки. Ребенка в лагерь на целую смену родители отправляли за 12 рублей. Все остальное доплачивал профсоюз. Ежегодно проводились бесплатные профилактические медицинские осмотры, на предприятии работал свой медпункт с оборудованным процедурным кабинетом. В отведенное время каждое подразделение получало кислородные коктейли.

На собственные средства хозяйственным способом фабрика построила два пятиэтажных дома на улицах Некрасова и Суханова. За новенькие квартиры въехавшие сотрудники не заплатили ни рубля. Наши малыши ходили в ведомственный детский сад с бассейном, который возвели за общежитием «Работницы» на ул. Суханова. К Дню легкой промышленности лучшие специалисты получали грамоты, премии, правительственные награды. На каждый праздник на фабрике устраивались вечера отдыха.

С развалом страны начались изменения, а тут еще и наш бессменный директор ушла на пенсию. Человек, пришедший на ее место, не справился с трудностями. Положение не спасли ни гонконгские технологии и модели, ни кризисный управляющий, выписанный из Америки. Решить навалившиеся проблемы попытался Владимир Тарасович Вовк. Хабаровский дом моды к тому времени канул в небытие, и он набрал молодых талантливых конструкторов. Собственные модели начали разрабатывать Марина Высевко, Наталья Рубан, Жанна Погудина, Елена Кириленко.

- Созданные коллекции мы возили на ярмарки в Якутию, Благовещенск, Владивосток, - подключилась к разговору Марина Валерьевна. - Отутюжим изделия, развесим, никто не подходит. Накинем пальто, пройдемся туда-сюда, как по подиуму, глядишь, народ потянулся. Но приобрести понравившуюся модель могли немногие. У людей элементарно не было денег, ведь зарплату не выдавали месяцами. Помню, как в Якутии нас долго уговаривали продать шубку за мешочек золотого песка.

- Когда из Китая начал поступать дешевый ширпотреб, стало совсем плохо, - вспоминает Наталья Евгеньевна. - Из четырех потоков на фабрике к этому времени функционировал уже один, но попытки выжить продолжались. В старом здании фабрики на Лазо, 1, открылся магазин нашей продукции. Пару раз в месяц, по субботам, девчата-конструкторы устраивали для посетителей показы новых коллекций.

Увы, в 2005 году, если мне не изменяет память, «Работница» все-таки закрылась, недотянув всего год до своего 80-летия. Десятки профессионалов остались не у дел. Одни пристроились в ателье, другие попытались открыть свой бизнес, третьи пошли в уборщицы. Специалисты высочайшего разряда и - в поломойки! 13 лет прошло, а при упоминании о родном предприятии сердце щемит.

Елена АБРАМОВА.
Фото автора.

Поделитесь ...

Добавить комментарий

Ваши сообщения публикуются только после проверки их модератором. Комментарии не должны содержать призывов к насилию и прочим нарушениям закона. Использование ненормативной лексики и оскорбительных выражений в адрес авторов материалов, а также иных посетителей сайта - не допускается.


Защитный код
Обновить