Военные суды. В сознании обывателя они ассоциируются с суровой карательной системой. С таким мнением приходилось не раз сталкиваться, да и многие историки грешат тем, что упрощают и негативно оценивают роль военных трибуналов в прошлом. А что же в реальности?

На самом деле, сегодня они ничем не отличаются от судов общей юрисдикции, их деятельность направлена на защиту прав и законных интересов военнослужащих, а сами судьи абсолютно независимы от военного командования.


Судьи Уссурийского гарнизонного военного суда.

Первые военные суды в России появились практически одновременно с созданием регулярной армии. Веками военно-судебная система совершенствовалась и укреплялась профессионалами. Даже после революции без нее не смогли обойтись. Столетие назад, 8 декабря 1918 года, военный трибунал молодой республики провел одно из первых распорядительных заседаний. Накануне этой даты мне удалось пообщаться с председателем Уссурийского гарнизонного военного суда (УГВС) Владимиром Титаренко.


- Владимир Васильевич, на какие территории распространяется юрисдикция Уссурийского гарнизонного военного суда?

- С недавних пор, после упразднения Камень-Рыболовского гарнизонного суда, наша юрисдикция распространяется на войска, воинские формирования, учреждения и органы, в которых законом предусмотрена военная служба, дислоцированные на территории Уссурийского, Михайловского, Октябрьского, Пограничного, Ханкайского и Хорольского муниципалитетов.

- То есть не только в Вооруженных силах?

- Да. В частности, это части и соединения МВД РФ, ФСБ РФ, МЧС и других федеральных органов власти, где проходят военную службу, а также подразделения, выполняющие специфические функции. Нами рассматриваются административные, гражданские и уголовные дела, дела об административных правонарушениях и материалы о применении дисциплинарного ареста в отношении военнослужащих.

- Зависимы ли военные суды от военного командования?

- Военные суды, как и гражданские, самостоятельны и никому не подотчетны. Об этом недвусмысленно сказано в законе. Да и как может быть иначе? После принятия Федерального конституционного закона «О военных судах РФ» принципиально изменились стоящие перед нами задачи. В первую очередь, это обеспечение и защита прав и охраняемых законом интересов человека и гражданина.

Если сказать простыми словами, то военнослужащий, заведомо находясь в неравных условиях с командованием, ищет защиту у нас. Сегодня количество рассмотренных военными судами гражданских дел по жалобам на военное руководство в несколько раз превышает количество уголовных. В процессе деятельности нам приходится оспаривать действия и отменять приказы должностных лиц, независимо от их иерархии в структуре Минобороны.

Можно привести следующие статистические данные: за прошлый год и 10 месяцев текущего судьями УГВС рассмотрено 134 административных дела об оспаривании действий должностных лиц, связанных с исключением из списков личного состава части, досрочным увольнением, привлечением военнослужащих к материальной ответственности, наложением дисциплинарных взысканий и отказах в обеспечении положенными видами имущества. Отменено 77 приказов командиров воинских частей и восемь приказов командующих объединениями и родами войск.

- В обществе не раз разворачивалась полемика о необходимости военных судов (как особого института государственной власти) в мирное время. Возможно ли их заменить гражданскими судами общей юрисдикции?

- Да, не спорю, эта тема периодически всплывает на поверхность. В новейшей истории уже неоднократно предпринимались попытки вообще ликвидировать военно-судебные органы. Дескать, не нужны они, поскольку являются «порождением тоталитаризма». Такого рода утверждения не соответствуют ни историческим свидетельствам, ни реалиям сегодняшнего времени. И если это произойдет, то будет серьезной ошибкой.

Действительно, как орган правосудия, мы решаем единые для судов общей юрисдикции задачи. Мы являемся одной системой. Есть условное деление на суды «гражданские» и на специализированные военные. Но нужно понимать, что военная служба имеет свою специфику. И потому правосудие в этой сфере должны осуществлять судьи, не только имеющие отличные теоретические знания и жизненный опыт, но и прошедшие школу армейской или флотской службы, знающие жизнь армии и флота не по конспектам, а изучившие ее на собственной практике.

Сегодня военные суды из органов, рассматривающих в основном уголовные дела в отношении военнослужащих, превратились в органы защиты прав и интересов военнослужащих и членов их семей, стали гарантом законности в Вооруженных силах. Именно поэтому даже в гарнизонном звене к военным судьям предъявляются повышенные требования. Для того чтобы кандидату вступить в должность, необходимо сдать экзамены в Москве и получить положительное заключение Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации, и никак иначе.

Кроме того, исключительно военные суды отправляют правосудие за рубежом, на военных базах РФ.

- Несколько лет назад закрылся факультет, готовящий военных судей, в Военном университете МО РФ. Как решаете кадровые проблемы?

- Действительно, последний выпуск там состоялся несколько лет назад. Но в нашем регионе всегда было сложно с молодыми специалистами, мало кто хотел сюда ехать из центральных округов. Поэтому формируем свой кадровый резерв, присматриваемся к военным юристам в воинских частях.

Скажу честно, потребность в квалифицированных кадрах есть всегда. Кстати, вопреки расхожему мнению, кандидат на должность военного судьи не обязательно должен обладать статусом действующего военнослужащего. Хотя, конечно, преимуществом пользуются те, кто об армии знает не понаслышке. Как правило, это офицеры запаса или в отставке.

Мы гордимся, что у нас в УГВС на должности военного судьи есть женщина, единственная в Приморье. Это не частое явление, а в наших краях вообще редкость. На Дальнем Востоке таких всего две. И мы не жалеем о своем выборе, это по-настоящему грамотный специалист.

- Верховный суд России инициировал реформу структуры военных судов в 2019 году. Коснется ли это УГВС?

- Сейчас в системе военных судов имеется три уровня: гарнизонные суды, окружные и военная коллегия по делам военнослужащих Верховного суда. После реформы появятся кассационный суд и апелляционный. Они будут вышестоящими инстанциями для окружных и флотских военных судов. Конкретно нас это не затронет.

- Существуют ли какие-то временные рамки рассмотрения дел?

- Сроки рассмотрения дел ограничиваются процессуальными законами в зависимости от категории. При этом всеми нормативно-правовыми актами определено, что дела должны быть рассмотрены в разумный срок.

Впрочем, есть и такие дела, по которым законодатель устанавливает строго определенные сроки рассмотрения. Например, административные дела об оспаривании решений, действий или бездействия органов, организаций, лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, рассматриваются судом в течение одного месяца. По сложным административным делам этот срок может быть продлен председателем суда не более чем на один месяц.

Если выявлен факт волокиты со стороны суда, то квалификационные коллегии привлекают судей к дисциплинарной ответственности, вплоть до досрочного прекращения их полномочий.

- Являются ли судебные прецеденты, постановления Пленумов и рекомендации Верховного суда РФ руководством к принятию решений гарнизонным судом?

- Прежде всего, необходимо точно понимать, что такое прецедентное право. Это правовая система, где важным источником является судебный прецедент. Если каким-либо судом было вынесено решение по аналогичному делу - такие же решения обязаны выносить все суды низших и равнозначных инстанций. Это принцип англо-саксонской правовой системы.

В России прецедентное право официально отсутствует. У нас судьи должны основываться на законах и нормативных актах. Но при этом позиция вышестоящих судов принимается во внимание судьями гарнизонных военных судов при принятии решений.
К слову, это не единственное заблуждение по поводу судебной системы в России. Большинство наших граждан знает о судах благодаря телевидению. Оттуда же идут ошибочные штампы. Для многих будет откровением, что судейского молотка в российской истории не было никогда.

Интересна также история неофициального символа судебной власти - Фемиды, богини правосудия. Традиционно ее изображают с карающим мечом и весами - образом справедливости, а также с завязанными глазами, символизирующими беспристрастие.

Впервые в современной истории страны скульптуру древнегреческой богини установили на здании Верховного суда РФ 15 лет назад. Она являет собой особый российский символ правосудия. В руках у нее щит, как образ, характеризующий преобладание защитных функций нашего судопроизводства, а глаза открыты, что означает равенство перед законом и судом. В итоге, Фемида в России - это женщина с открытым лицом и уверенным взглядом.

Дмитрий ПРОКОПЯК.
Фото предоставлены УГВС.

Поделитесь ...

Добавить комментарий

Ваши сообщения публикуются только после проверки их модератором. Комментарии не должны содержать призывов к насилию и прочим нарушениям закона. Использование ненормативной лексики и оскорбительных выражений в адрес авторов материалов, а также иных посетителей сайта - не допускается.


Защитный код
Обновить