Наш земляк был лучшим воздушным асом Первой мировой. Он десятки раз в буквальном смысле слова, смотрел смерти в глаза, но выжил. Был одним из лучших асов Первой мировой войны и стал полным георгиевским кавалером. Дрался за Отчизну и оказался забыт, а имя его надолго предали забвению.

Воздушный ас Василий Янченко.

Ступеньки к небу

1 января 1894 года в селе Никольском в семье Ивана Гавриловича и Ирины Тимофеевны Янченко родился первенец Василий. За несколько лет до этого события в поисках лучшей доли они переселились в Приморье с Украины. Отец скоро умер, и братьев воспитывал отчим, Федор Иванович Собченко. Именно он сделал все, чтобы дети учились и получили образование. А детей, кроме Василия, было много - младший брат Михаил и сестры, Зинаида и Ольга.

Сызмала познал Вася тяжесть нелегкого крестьянского труда, но, начитавшись историй о первых воздухоплавателях и авиаторах, мечтал о небе. И отчим определил старшего сына в Саратовскую техническую школу с авиационным уклоном. В 1913-м году 19-летний паренек окончил это учебное заведение и стал инженером-механиком. Но вот пробиться в пилоты было не так-то просто: военная авиация только делала первые шаги, да и самих летчиков было очень мало.

Василий вернулся в родное село, пробыл дома несколько месяцев, но началась Первая мировая война. Приморский паренек рвался на фронт и подал рапорт с просьбой о направлении в Императорский военно-воздушный флот. Поскольку за его плечами была техническая школа, просьбу удовлетворили. Новоиспеченный ефрейтор был определен в аэродромную службу, но он по-прежнему рвался в небо. В феврале 1915-го года его направили на 2-месячные курсы в Петроградский политехнический институт, а после их окончания - в Севастополь, где находилась военно-воздушная школа. В ней готовили летчиков-истребителей. На все про все курсантам отводилось чуть менее полугода.

Василий оказался очень способным, быстро освоил технику полета и тактику воздушного боя. При этом курсант был горяч, эмоционален. Как следствие, у него возникали проблемы с дисциплиной. Укротить его буйный нрав командиру школы оказалось не под силу. И если поначалу руководство планировало оставить его инструктором, то после очередной драки Василия с сослуживцем его отправили на фронт.

Судьба хранила героя

Свой первый вылет, чуть было не оказавшийся последним, Василий совершил 15 сентября 1915 года. Когда его направили на разведку, чтобы установить месторасположение огневых точек противника, прямо в воздухе взорвался двигатель, и Янченко пришлось бороться за живучесть аэроплана. К счастью, до своих удалось дотянуть и посадить горящий самолет. В связи с этим происшествием нельзя не сказать о техническом уровне тогдашней военной авиации. Летали на бипланах и полуторапланах, основным боевым самолетом считался французский «Ньюпорт-17». Характеристики самолета: экипаж - 1 человек (пилот-стрелок), длина - 5,96 м, высота - 2,44 м, размах крыла - 8,2 м, пулемет системы «Льюис», мощность двигателя - 110 л. с. (как у обычной нынешней легковушки!), максимальная скорость - 170 км/час, дальность полета - 250 км. Очевидно, что при таких скромных по сегодняшним меркам характеристиках аэроплана боевым летчикам было крайне трудно одновременно осуществлять сложные воздушные маневры и ловить в прицел пулемета воздушного неприятеля.


Истребитель «Ньюпорт».

Но Василий с этой сложной задачей справлялся на отлично. За успешное выполнение боевых задач буквально в течение месяца он был награжден Георгиевскими крестами 4-й и 3-й степеней. О бесстрашии Янченко ходили легенды, он буквально в щепки разносил немцев и австрийцев. Российский ас довел искусство пилотирования и тактику ведения боя до совершенства, а его фирменным приемом стала лобовая атака. Десятки раз он, пользуясь этим приемом, фактически играл со смертью. Ведь основа лобовой атаки - героизм, граничащий с безрассудством. А суть в том, чтобы, сближаясь с противником, ждать, когда тот дрогнет, и почти в упор, с расстояния 15-20 метров, расстрелять подставившуюся машину. Так, 13 апреля 1917 года в одном воздушном бою он дважды смотрел смерти в лицо - сбил два аэроплана противника. Видимо, совсем не случайно в стане своих врагов Янченко получил прозвище «безумный татарин». (Почему «татарин» - неясно, может быть, из-за скуластого лица?)

До октября 17-го года, пока правительством большевиков не был подписан Брестский мир, воздушный ас увеличил число своих побед до 16 - и это не считая аэропланов, сбитых в составе группы. За доблесть и отвагу Василий Иванович стал полным георгиевским кавалером, а также награжден орденами Святого Владимира IV степени с мечами и бантом, Святой Анны IV степени, румынским Рыцарским крестом ордена Звезды. И это - в 23 года!

Октябрьская революция круто изменила жизнь и карьеру Янченко. После фактически развалившегося Императорского военно-воздушного флота часть сослуживцев Василия перешла в стан большевиков. Если бы Янченко поступил так же, вполне вероятно, стал бы первым маршалом авиации молодой Российской республики, а пионеры Уссурийска давали бы клятву на верность идеалам коммунизма именно у бюста прославленного земляка...

Но в октябре 1917 года он бежит на Дон, в Добровольческую армию генерала Лавра Корнилова, затем служит в авиации Вооруженных сил Юга России. С учетом того, что противников в воздухе практически не было (Красная армия располагала очень скромным летным парком военной авиации), Янченко занимался аэрофотосъемкой, бомбил паромы, бронепоезда, железнодорожные узлы, здания и сооружения, мосты, конницу и пехоту противника. Дослужился до звания капитана и даже командовал 2-м авиаотрядом. С разгромом Белого движения, в ноябре 1920 года, с остатками армии генерала Врангеля он эвакуировался из Крыма в турецкий Константинополь.

Месть и забвение

Василий перебрался в США и до самой смерти в 1959 году (по иным данным - в 1952 году) работал в авиационном конструкторском бюро другого знаменитого русского эмигранта Игоря Сикорского.

По стопам Василия, кстати, пошел и его младший брат Михаил. Он тоже стал летчиком и был в чем-то похож на Василия: такой же безудержно отважный и такой же недисциплинированный. С июня 1916-го года он находился на фронте, за доблесть был награжден Георгиевским крестом 4-й степени. В ноябре 1917-го уехал во Францию для обучения в авиационной школе города Нанси, затем вернулся в Россию. Но его военная карьера стремительно оборвалась 15 марта 1920 года в Симферополе, когда он организовал пьяную драку в кабаре гостиницы «Петроградская» и был с позором изгнан из авиации в пехоту. После эмиграции жил в Аргентине и умер в 1982 году в возрасте 97 лет.

Новая власть отомстила братьям-белогвардейцам, практически под корень репрессировав всю их семью. Пощадили только деда по матери Тимофея Дудку: в 1934 году, когда ему уже перевалило за 90, его лишили избирательных прав, признав «частным домовладельцем». А вот отчима Федора Собченко, а также сестер Зинаиду и Ольгу расстреляли в 1938 году как «японских шпионов». Имя нашего земляка - героя Первой мировой - на многие десятки лет оказалось предано забвению.

Конечно, его судьба могла бы сложиться по-другому, стань он красным летчиком. Но… Хочется надеяться, что если в нашем активно строящемся городе в обозримом будущем появится новая улица или переулок, то она получит имя героя Первой мировой.
Несомненно, он это заслужил.

Геннадий Обухов.
Фото с сайтов airwar.ru, warspot-asset, richthofen.ucoz.ru.

Поделитесь ...

Добавить комментарий

Ваши сообщения публикуются только после проверки их модератором. Комментарии не должны содержать призывов к насилию и прочим нарушениям закона. Использование ненормативной лексики и оскорбительных выражений в адрес авторов материалов, а также иных посетителей сайта - не допускается.


Защитный код
Обновить