Самые ценные качества творческого человека - нестандартное мышление и остроумный подход к делу.


Уссурийская художница Ирина Иннокентьевна Зарубина, несомненно, обладает этими качествами. Ее иллюстрации невероятно позитивны, стиль рисунка легко узнаваем и вызывает восхищение.

Бумажные куклы

Цветные карандаши Ирина освоила еще в раннем детстве. Сначала просто изображала все, что было интересно, потом увлеклась бумажными куклами и созданием для них нарядов.

Такие и все советские девочки. Тогда можно было купить в магазине готовую картонную барышню вместе со сменной одеждой или изготовить ее самостоятельно. Для этого на плотной бумаге рисовали девичий силуэт в купальнике, симпатичное личико с модной прической и вырезали. Далее игрушку нужно было одеть.

Ирина часами просиживала за любимым занятием, изобретая новые модели одежды. В дело шли модные журналы, откуда что-то заимствовала. Многое придумывала сама. Нарисованные элементы гардероба она старательно раскрашивала, уделяя внимание каждой детали.

Потом, немного повзрослев, стала рисовать более серьезные вещи. Пыталась ходить на кружки, где ребят обучали азам художественного мастерства. Но однообразные занятия с гипсовыми безжизненными бюстами и головами быстро ей разонравились. Поступить в художественную школу не было возможности, так как она была слишком далеко от дома.

Вот и приходилось до всего доходить своим умом. Оформляла школьные газеты, пыталась писать маслом.

- Помню картинку, на которой было изображено парижское Марсово поле - рассказала Ирина Иннокентьевна. – Она мне так нравилась, что я решила нарисовать ее маслом. Естественно, ничего хорошего не получилось. Поначалу краски вроде бы держались, но потом куда-то исчезали. Ребенок не знал, что перед началом работы холст нужно было загрунтовать. Когда мне объяснили это, я стала делать все по технологии.

Ветер перемен

После окончания школы Ирина поступила в Дальневосточный институт советской торговли (ДВИСТ) за компанию с подругой. Проучилась почти год.

Однажды, сидя на занятии по микробиологии, она вдруг задала себе вопрос: «Что я здесь делаю? Нелегкая жизнь в общежитии, скучные лекции и неинтересные предметы – ради чего все это?»

Вслед за этим произошло событие, кардинально изменившее всю ее жизнь. Случайно зайдя с однокурсницей в институт искусств, Ирина ощутила знакомый запах масляных красок и разбавителей. И словно пробудилась от долгого сна…

Забрав документы, девушка уехала домой в Уссурийск и стала готовиться поступать в художественное училище.

- Я не пошла в институт искусств, потому что у меня не было необходимых для поступления базовых знаний, - пояснила художница. - За оставшееся до вступительных экзаменов время набраться их было просто негде. В училище требования были не такие жесткие. Кроме того, в институте готовили преподавателей рисования, а я хотела стать художником.

В новом учебном заведении Ирина Зарубина стала осваивать профессию театрального художника. Там, наконец-то, она смогла раскрыть и развить свой талант живописца.

Четыре года пролетели быстро. По распределению ее направили в уссурийский драматический театр Дальневосточного военного округа. 

- Моей дипломной работой был «Клоп» Маяковского, - вспоминала она. - Его как раз собирались ставить в театре, и я для них делала полностью все оформление: костюмы, декорации и даже афишу.

Театральный художник

Отработав в театре ДВО четыре сезона, Ирина Иннокентьевна перешла в городской театр (театр драмы им. В.Ф. Комиссаржевской). На ее счету большое количество самых разноплановых спектаклей (по 5-6 в год), поставленных совместно с различными режиссерами, как приезжими, так и местными.

- Работа была очень интересной, - призналась она. – Я получила огромный жизненный опыт. Находясь в творческом коллективе, невозможно стоять на месте, ты постоянно движешься и развиваешься. Научилась коммуникабельности, терпению, умению за себя постоять.

Находчивость, пространственное мышление, изобретательность, богатая фантазия - все это должно быть присуще театральному художнику. Ведь часто приходится реализовывать идеи буквально на ходу. Такова театральная жизнь.

Потом наступил трудный период - ушел из жизни муж, оставив ее одну с трехлетним сыном. Тогда же пришлось отказаться от мечты поступить в Ленинградскую академию художеств на искусствоведческое отделение. Тем не менее испытания не сломили ее, выстоять помогла любимая работа.

Дома у Ирины Иннокентьевны до сих пор сохранилось немало эскизов костюмов, оставшихся после работы в театре.

- Мне один художник советовал, чтобы я не вырисовывала их так, словно для выставки, - улыбнулась она. – «Сделай быстро какие-то наброски, - говорил он. - Обозначь самое главное». Но я все равно сидела и выписывала каждую деталь, как в далеком детстве наряды для моих бумажных кукол. Зато потом, когда сдавала эскизы в пошивочный цех, меня никто уже не дергал лишний раз, не переспрашивал, что и как. Все было предельно ясно: от выбора ткани до рисунка кружева.

Любовь к апельсинам

В 2009 году Ирина Зарубина ушла из театра. Практически в никуда. Чтобы зарабатывать на жизнь и не зависеть ни от кого, решила создать собственную художественную студию «Золотая кисть». Спустя десятилетие с уверенностью может сказать, что затея удалась на все сто процентов.

Работа с детьми отнимает много сил и времени. Тем не менее, художница находит свободное время, чтобы позаниматься живописью.

- Многие говорят, что мои картины получаются немного театральными, - продолжила она. – Возможно. У каждого мастера свой подход, свой почерк. Я, наверное, такой гибрид между живописцем и театральным художником. Мне интересны не просто пейзажи, портреты и натюрморты, а скорее образы и костюмы. Чтобы мысль была какая-то глубокая заложена. Где-то необходимо добавить немного той же театральности. Вот, например, у меня есть работа «Любовь к апельсинам». Ее сюжет возник совершенно случайно. Одна из моих учениц пела на новогоднем утреннике детскую песенку о короле, который любил апельсины. Вся его жизнь была наполнена этими апельсинами. Он и жену хотел найти такую, чтобы она разделяла его пристрастия. Но поиски были напрасными, и король страдал от этого. В итоге он все-таки нашел себе невесту. Правда, она любила не апельсины, а бананы. Но все равно они остались вместе – их объединила любовь друг к другу. Песня мне до того понравилась, что я решила изобразить ту самую девушку, которую так и не смог найти король.

Работая над образом «Золушки», Ирина Иннокентьевна сделала театральный свет, освещающий ее с противоположной от пылающего камина стороны. Как это обычно бывает на сцене, во время спектакля.

Рисуя вместе с детьми натюрморт, она не просто изобразила лежащие на столе овощи, а придумала вокруг них некое сказочное пространство: маленькая тачка, покосившийся заборчик, длинная лестница, приставленная к одной из тыкв, окошки, вырезанные в другой, скатерть, переходящая в поляну, березки, синее небо с облаками. И пусть самих обитателей на картине не было видно, они все равно подразумевались где-то совсем рядом.

Военные фотографии

К 70-летию Победы в Великой Отечественной войне Ирина Зарубина совместно с Галиной Каниной и своими учениками создала серию работ о тех страшных событиях. За основу были взяты реальные фотографии 40-х годов.

- Современные дети уже далеки от тех лет, - сказала Ирина Иннокентьевна. – У многих из них представления о войне, как правило, стандартные и наивные. В своем проекте мы решили погрузить ребят в мир фотографии военного времени. Они сами выбирали снимки, переносили их в увеличенный формат, рисовали, тем самым прикасаясь к истории нашей страны и ее Великой Победы.

Николай МИХАЙЛОВ.
Фото И.И. Зарубиной.

Поделитесь ...

Добавить комментарий

Ваши сообщения публикуются только после проверки их модератором. Комментарии не должны содержать призывов к насилию и прочим нарушениям закона. Использование ненормативной лексики и оскорбительных выражений в адрес авторов материалов, а также иных посетителей сайта - не допускается.


Защитный код
Обновить