В Приморье 26 учреждений ГУФСИН, в том числе четыре следственных изолятора, плюс множество отделов полиции, так что членам наблюдательной комиссии работы хватает.

Общественные наблюдательные комиссии по общественному контролю за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания созданы в регионах РФ после принятия в 2008 году соответствующего федерального закона. Тогда впервые было позволено проходить на территорию колоний, посещать СИЗО и спецприемники в отделах полиции, осматривать все, что посчитают нужным, общаться с осужденными и подследственными не сотрудникам этих учреждений. Недавно правозащитникам разрешили также бывать и в психиатрических клиниках. Полномочия у них поистине широкие.


Что значит наблюдать?

В Приморье 26 учреждений ГУФСИН, в том числе четыре следственных изолятора, плюс множество отделов полиции, так что членам наблюдательной комиссии работы хватает. Д.В. Юферов - один из самых опытных. В комиссии он с 2011 года. Места принудительного содержания посещает два-три раза в месяц. По закону в составе группы наблюдателей должно быть не менее двух человек, чтобы их суждения и выводы не сочли субъективными. Поездки не всегда плановые, нередко приходится выезжать по жалобам, откликаться на просьбы о помощи.

Это чисто общественная работа. Никто не выделяет людям денег даже на бензин. Нередко Дмитрия Владимировича знакомые спрашивают: «Зачем тебе такая головная боль?» А он просто живет по принципу: если хочешь делать добро, не ищи мотивов и выгоды. Потому и решил консультировать тех, кто оказался в неволе, добиваться для них того, что им положено законом. Для него они просто люди.

После каждого посещения мест принудительного содержания члены наблюдательной комиссии фиксируют свои замечания и рекомендации в специальном журнале. Руководство обязано на них реагировать. А если нет, правозащитники приедут еще, и не раз. «Мы как назойливые насекомые: больно укусить не можем, но покоя не даем», - говорит Д.В. Юферов.


Нужна помощь…

- Горжусь тем, что мы немало успели сделать, и в последние годы в местах, которые мы проверяем, стало намного больше порядка, - говорит Дмитрий Владимирович. - Подготовиться к нашему приезду практически нереально, так как обычно за час ставим в известность о своем визите. Поэтому видим реальную картину: как люди содержатся, чем их кормят и т.д. Кстати, питание нормальное, нигде не голодают.
Бывать в колониях, СИЗО - невеселое занятие. Когда Юферов впервые посетил единственную в крае женскую ИК в п. Горное Михайловского района, был потрясен: сколько женщин шагали строем в бушлатах с нашивками и темных платках на головах!.. Среди них и совсем молодые.

Да, они осуждены за преступления (большинство связаны с наркотиками), и теперь их жизнь продолжается в неволе. Надо отдать должное, что именно в этой колонии хорошо налажен досуг, проводится много культурно-массовых мероприятий.

Вмешательство членов наблюдательной комиссии помогло с территории данной колонии убрать болеющих туберкулезом. Правозащитники подняли вопрос о том, почему в ИК, где содержатся около тысячи женщин, нет своего гинеколога? Кабинет есть, но зарплата маленькая, не могут найти врача.

Тяжко бывать в СИЗО, где содержатся несовершеннолетние, и в воспитательной колонии для них, которая находится под Находкой. Хотя там хорошие условия, есть спортзалы, компьютерные классы, но не отпускает мысль, что эти ребята отбывают наказание за совершенные ими ограбления, изнасилования, убийства...

По результатам проверок членов общественной комиссии замечаний, как правило, бывает немало. Вроде мелочи: лампочки в душевой нет, бак с питьевой водой отсутствует, передач или писем не дождались, но для тех, кто полностью зависит от режимного содержания, это превращается в проблемы. Случалось, что приходилось разруливать ситуации с избиениями, поднимали проблему распространения наркотиков или послабления режима за взятку…

Где бы Д.В. Юферов ни был, везде консультирует как юрист, потому что подавляющее большинство граждан совершенно безграмотны в этом отношении. Вот и объясняет, как выйти на волю условно-досрочно, восстановиться в родительских правах, решить вопросы о наследстве и жилье, вступить в брак или наоборот расторгнуть его, что делать со взятым кредитом, куда обращаться при потере документов…

Консультировать приходится и иностранных граждан, совершивших преступления на территории России, и потому осужденных по ее законам. Они плохо знают русский язык и тем более не знают наших законов. Страшатся того, что их ждет после освобождения.

- В местах заключения многое вовсе не так, как показывают в кино, - рассказывает Дмитрий Владимирович. - Скажем, ранее судимые не сидят вместе с теми, кто впервые попал в СИЗО. Иногда меня также спрашивают, правда ли, что в зонах существует субкультура? Неформальное общение есть, конечно, но в фильмах явно переигрывают.

- Деньги за правозащитную деятельность нам не платят, - подчеркивает Д.В. Юферов, - иначе она потеряла бы смысл общественной работы. Федеральный закон № 76 об общественном контроле прямо запрещает получать вознаграждения. А я дорожу своей репутацией.

Что потом?

Посещение членами общественной наблюдательной комиссии мест принудительного содержания граждан для последних - словно возможность заглянуть в мир за забором. О воле мечтают все, но у тех, кто отбывает длительные сроки наказания (по 10-15 лет), сознание сильно деформируется. Когда приходит время освобождения, они видят, насколько жизнь изменилась. Некоторые просто не в силах вписаться в новые реалии, и стремятся вернуться на нары, где все понятно, есть готовая еда и кровать.

Но как быть тем, кто не хочет больше нарушать закон и снова оказаться в колонии? Куда податься, если социальные связи потеряны, жить негде? К сожалению, в Приморском крае нет центров поддержки бывших осужденных, нет необходимого патронажа. Они отмечаются в органах правопорядка, и все. А этим людям необходимо временное жилье, помощь в трудоустройстве. Иначе ничего хорошего ждать от них не приходится.

- Я считаю, что такие службы обязательно следует создавать в нашем крае, чтобы спокойнее дышалось всем нам. А работа исправительных учреждений и следственных изоляторов должна стать более открытой, тогда в обществе не будет слухов, порождающих небылицы, - убежден Д.В. Юферов. - Плохо, что нельзя организовывать там экскурсии, в частности, подросткам: знали бы, что их ждет за нарушение закона.

Согласно закону, Дмитрий Владимирович как член Общественной наблюдательной комиссии не имеет права заниматься адвокатской деятельностью. Но за время этой работы он пришел к выводу, что в будущем готов стать защитником тех, кому предстоит держать ответ перед судом.

Сергей ГОРЕЛОВ.

Поделитесь ...

Добавить комментарий

Ваши сообщения публикуются только после проверки их модератором. Комментарии не должны содержать призывов к насилию и прочим нарушениям закона. Использование ненормативной лексики и оскорбительных выражений в адрес авторов материалов, а также иных посетителей сайта - не допускается.


Защитный код
Обновить