К началу войны мои родители, крестьяне Екатерина Ивановна и Петр Елизарович Абрамовы, жили в деревне Чулково, входившей вместе с соседней Буденовкой в состав села Ивановского Тульской области. Папа работал счетоводом в колхозе, мама занималась хозяйством и воспитанием четырех сыновей. Самому старшему шел десятый год.

О нападении фашистов сообщил вестовой, присланный из райцентра. Фронт быстро приближался. Ворвавшиеся в деревню фрицы прошли по дворам, выгребая съестное. Затем согнали в колонну мужчин и под конвоем отправили к передовой. На ночь заперли в заброшенном сарае, выставив караул. Когда люди попытались выбраться через крышу, с вышки ударил пулемет. Участвовавшему в вылазке папе повезло. Расправиться с пленниками немцы не успели, части Красной армии пошли в наступление и отбили их. После разбирательств отца направили на курсы военных водителей, оттуда - на фронт.

Гитлеровцы закрепились в Чулково, где остались только женщины, старики и дети. Местных хозяек они обложили своеобразной данью, заставив ежедневно готовить для себя обеды. За непослушание - смерть. Однажды фрицы уплетали мамины щи, когда на полатях проснулся и заплакал мой трехлетний брат Аркадий. Это разозлило фашиста, схватив обглоданную кость, он со всей силы запустил ею в ребенка. Из рассеченного лба полилась кровь, малыш захлебнулся от крика. Шрам от раны у него остался на всю жизнь.

Через несколько месяцев оккупантов погнали обратно. Перед отступлением они опять обошли подворья, забирая мальчишек для отправки на работы в Германию. Чтобы уберечь старшего Петра, мама надела на него свое платье, подогнанное за ночь, повязала платок и выдала за девочку. Покидая деревню, фрицы подожгли все хаты, но прежде выгнали на мороз хозяев, не позволив ничего взять с собой. У беременной мамы к тому времени уже округлился животик. Подхватив на руки младшего, она, поторапливая сыновей, вместе с соседями бросилась к оврагу. Над головой прошли самолеты, фашистские асы прицельно били из пулеметов по обезумевшим от страха людям. Неподалеку рвались снаряды, сыпались бомбы, казалось, спасенья нет. Внезапно мама увидела воронку, столкнула туда мальчишек, кинулась следом и прикрыла их своим телом. Сколько времени пролежали там, она не помнила. Главное, никого из сыновей не зацепило и будущего ребенка сохранила.

После пожара на пепелищах остались лишь печи. Моих родных приютила женщина из Буденовки, причем у самой было трое детей. Как только потеплело, мама перебралась в Чулково. Нарубила кольев в лесу, обустроила вокруг сохранившейся печки укрытие, обложив его срезанным дерном. Перекопала с детьми огород, чтобы собрать прошлогоднюю промороженную картошку. Из почти сгнивших клубней умудрилась намыть крахмала, из него пекла лепешки, щедро сдобренные лебедой. Однако на таком рационе дети долго бы не протянули. Спасла всех, в том числе новорожденную сестру, корова, которая во время бомбежки чудом уцелела в лесу и вернулась в родной дом к хозяйке. К лету поляны и возвышенности в округе покраснели от созревшей земляники. Такого урожая не было ни до, ни после войны. Собирали ягоду ведрами, ели с молоком.

Мой папа дошел до Берлина. Всю войну под бомбежками и обстрелами он доставлял на передовую боеприпасы для пехоты и орудий. Надорвался, таская тяжелые ящики и снаряды. Когда в артиллерийских расчетах погибали бойцы, заменял заряжающего. После контузии попал в госпиталь, чуть поправился, поспешил догнать свою часть. Удостоился медалей «За боевые заслуги», «За взятие Берлина», а также медали «За отвагу», которую рядовым вручали за личное мужество.

Я родилась в 1946 году и обо всех прошедших событиях, пережитых близкими, узнала от мамы. Папа вспоминать войну не хотел. Он очень любил и баловал меня - самую младшую в семье, частенько усаживал на колени, рассказывал что-нибудь, наставлял. Когда подросла, не ложился спать, не дождавшись меня из клуба. Мечтал, чтобы я поступила в вуз и стала педагогом, но не дожил, не порадовался, скончавшись в 55 лет. Ни одной его фотографии у меня не сохранилось, довоенные сгорели в избе, а после не до снимков было. Желание папы я исполнила. В нашей деревне была только семилетка, поэтому на протяжении четырех лет ездила в районный центр, где находилась средняя школа. Вставала затемно, топала шесть километров до большака, а потом ловила попутку. Дважды в зимнем лесу сталкивалась с голодными волками.

Окончила институт, вышла замуж за офицера Николая Шаготского. Служили мы в Группе советских войск в Германии, позже - на Дальнем Востоке. Вырастили двух детей, дождались четырех внуков. Сын Сергей пошел по стопам отца, поступил в Суворовское училище, потом в общевойсковое в г. Благовещенске. Воевал в Чечне, удостоился ордена Мужества. Дочь Маргарита тоже выучилась, работает, живет с семьей в Уссурийске.

Валентина Шаготская.

Поделитесь ...

Добавить комментарий

Ваши сообщения публикуются только после проверки их модератором. Комментарии не должны содержать призывов к насилию и прочим нарушениям закона. Использование ненормативной лексики и оскорбительных выражений в адрес авторов материалов, а также иных посетителей сайта - не допускается.


Защитный код
Обновить