«Ну и что за смысл в подзаголовке? - спросит привередливый читатель. - Скучноват подзаголовочек, ведь все мы так или иначе в разные годы тратим денежки на учебу». Так-то оно так, только вот герой нашей зарисовки деньги тратил на образование не свое или членов своей семьи, а людей, ему ранее незнакомых, наших дедов и прадедов.


Валентин Андерс.

В слово «благодетель» мы в наше рыночное и немилосердное время, вкладываем только ироничный смысл («тоже мне благодетель нашелся»), а чаще просто вообще не упоминаем это слово. Никак - и никогда. Потому что сами к благим делам не приучены и часто искренне не понимаем тех, кто на них способен. Именно таким благодетелем для городского сообщества 110 лет назад выступил Валентин Людвигович Андерс - создатель и директор первой в Никольск-Уссурийском частной мужской прогимназии.

Его дело

Валентин Андерс, поляк по происхождению, родился в интеллигентной семье в 1879 году. Его отец, Людвиг Юлианович, исполнял обязанности начальника местной телеграфной станции, а мать, Ольга Николаевна, вела домашнее хозяйство. В 1890 году Андерс-старший вышел в отставку, и семья переехала в г. Житомир. Спустя 9 лет Валентин окончил житомирскую гимназию, в 1903 году - Санкт-Петербургский историко-филологический институт. Что погнало молодого человека на Дальний Восток - достоверно неизвестно, но в 1904 году Валентин переехал во Владивосток, где преподавал в мужской гимназии. За четыре года скопил деньжат и решил открыть свое дело. Ну, «свое дело» - это только звучит громко, потому как предполагает в обозримом будущем финансовую выгоду для человека, свое дело открывшего. А на ниве частного просвещения, как известно, заработать в принципе невозможно, а вот потратиться - это всегда пожалуйста. Но это мы так считаем, а Валентин Людвигович, очевидно, решил иначе: ведь выгода может быть не только финансовой, но и иной. Например, творческой.


Автобиография В. Андерса, написанная собственноручно.

В 1908 году, переехав в Никольск-Уссурийский, Андерс с немалым трудом открыл первое частное среднее учебное заведение - мужскую прогимназию, которую горожане так и называли - «гимназия Андерса». Городские власти поддержали 29-летнего педагога и организатора: новому учебному заведению было выдано пособие на аренду помещения. В прогимназию Андерса сразу поступили более сотни мальчиков. Было открыто пять классов, включая приготовительный.

Андерс с энтузиазмом взялся за дело и показал себя как великолепный организатор. Так, в октябре 1908 года он устроил платный детский спектакль силами учащихся, весь сбор от которого (250 рублей) пошел в пользу учеников из малоимущих семей. Следом, на Рождество, в прогимназии была устроена елка, на которой более 300 детей пили чай с пирожными, а их родителям было предложено пиво.

Валентин Людвигович хотел поставить свое детище на более прочную основу - иметь собственное, а не арендуемое помещение. Городская управа поддержала энтузиаста и выделила земельный участок под строительство ценою 2500 рублей. Смета на возведение здания потянула еще 5000 рублей. Кроме того, необходимо было иметь 5000 рублей на устройство кабинетов естествознания, физики и химии, которые являлись обязательными для подобного рода средних учебных заведений. Необходимо было также завести библиотеку, на приобретение книг для которой требовалась 1000 рублей. Таким образом, на круг собиралось 13500 целковых. И таких средств, увы, у директора Андерса не было - как не было и у города. Что касается бюджета прогимназии, то 8210 рублей, собранные в качестве платы за обучение, целиком уходили на зарплату педагогам. И их не хватало, на эти цели «начинающий предприниматель» Андерс потратил около 3000 рублей личных средств! (Ваш указательный палец потянулся к виску, чтоб покрутиться? Мой - тоже тянулся. До того момента, пока я не осознал и не поверил, что во времена столетней давности шкала ценностей была иной. И очевидно, Андерс в своем альтруизме был все же не одинок).

В апреле 1909 года он обратился к военному губернатору Приморской области Василию Флугу с прошением. В нем, логично напирая на потребность края в «молодых образованных людях из местных уроженцев», просил о выделении безвозвратного пособия в размере 13500 рублей. Губернатор, как человек военный до мозга костей и далекий от гуманитарных вопросов, помочь не захотел.

В общем, несмотря на то что от идеи иметь собственное здание директору пришлось отказаться, жизнь продолжалась - городская управа субсидировала аренду прогимназии, а родители - вносили плату за обучение своих отпрысков. И ничто, так сказать, не предвещало… Но дни прогимназии Андерса были уже сочтены. Его «сожрали» активисты местного родительского комитета, которых, как ныне метко говорят, «жаба придушила» по отношению к человеку благородному, ищущему и творческому. Активисты желали вмешиваться и контролировать все его начинания, вплоть до решения им кадровых вопросов. Распри и склоки выплеснулись на страницы местных газет, поддержавших Валентина Людвиговича. Только учебный процесс, он не любит публичности и скандалов… Из прогимназии стали уходить ученики, а городские власти, в свою очередь, начитавшись газет, уже стали смотреть на директора и его прогимназию как на обузу для городского бюджета.

И Андерс не выдержал - сломался. В тот же год он эмигрировал в Китай.

«И так будет, когда я уйду…»

В Харбине он продолжил заниматься привычным делом - открыл аналогичную гимназию для детей русских эмигрантов. Учебное заведение, в котором на первых порах обучалось более 200 гимназистов, работало по программам классических гимназий российского Министерства народного просвещения и удовлетворяло всем требованиям, выработанным на педагогических конгрессах в Париже и Брюсселе. Наученный горьким опытом, Андерс отказался от создания родительского комитета, однако взамен ввел широкое ученическое самоуправление, поощрял самостоятельность и свободу мышления гимназистов. Это проявлялось в их печатном творчестве - выпуске журналов «Звонок», «Рефератный вестник», «Друг гимназиста» и «Друг учащихся». Директор гимназии стал инициатором проведения традиционных чтений лекций и рефератов на научные и литературные темы - «Памяти русского поэта А. Толстого», «Славянский мир», «Пределы точных наук», «О значении спорта».

В гимназии были организованы кружок самообразования, кружок любителей природы, собравший гербарий местных растений из 286 видов, коллекцию насекомых и камней, духовой, симфонический и балалаечный оркестры. Для желающих преподавались музыка и танцы, для учащихся младших классов проводились уроки классного пения, для всех - хоровое пение. Новая гимназия Андерса, в отличие от никольск-уссурийской, уже не пользовалась никакими дотациями, а содержалась исключительно на средства ее владельца, но при этом к 1918 году в ней было 22 учителя и уже 541 ученик!

Именно в эмиграции полностью раскрылся талант Андерса не только как организатора и администратора, но и как автора учебников и методических пособий по русскому языку и географии, истории и психологии. Так, в 1918 году вышли в свет пособия «Синтаксис русского языка по новой орфографии» и «Этимология русского языка», в 1919 году - «География Европейских стран».

В 1928 году, после советизации КВЖД, гимназия была закрыта новыми властями. Андерс, спасаясь от насильственной репатриации на родину, бежал из Харбина в Шанхай. И там он тоже открыл гимназию! Увы, русских в этом городе было немного, и на сей раз его заведение просуществовало лишь год. И для Андерса настали тяжелые времена. Он в буквальном смысле выживал, зарабатывая на хлеб репетиторством и предлагая везде, где только можно, свои услуги педагога, служащего канцелярии или бухгалтера (и это видно из его рукописной автобиографии). Валентин Людвигович вернулся к родственникам в Харбин практически в полной нищете. Скончался он 12 ноября 1942 года. Похоронен, по всей вероятности, на городском Успенском кладбище.

Незадолго до кончины Андерс писал: «В конце каждого года я испытываю ностальгию и думаю о своих предках. Я вспоминаю все то хорошее, что я совершил в жизни, и говорю себе: «Как жаль, что мой отец сейчас не здесь, чтобы увидеть это. Это для тебя, Папа». И так будет, когда я уйду - и мои дети будут думать то же самое. Я смотрю на облака в небе - и посылаю им заранее свое благословение… Они увидят это облако в будущем и узнают, что я горжусь их достижениями».

Да, Андерс был странным человеком, ныне про таких говорят - «не от мира сего». Но он, и это бесспорно, заслужил право на нашу благодарную память.

Геннадий Обухов.
Фото с сайтов myharbin.name, forum.vgd.ru.

Поделитесь ...

Добавить комментарий

Ваши сообщения публикуются только после проверки их модератором. Комментарии не должны содержать призывов к насилию и прочим нарушениям закона. Использование ненормативной лексики и оскорбительных выражений в адрес авторов материалов, а также иных посетителей сайта - не допускается.


Защитный код
Обновить