К началу Великой Отечественной войны моему отцу Ивану Максимовичу Зуеву исполнилось 48 лет. В действующую армию из-за возраста его сразу не взяли, но он все-таки добился отправки на фронт.

Командование посчитало, что опыт отца, служившего еще в царской армии с 1914 года, будет полезен для подрывной работы в тылу. Так Иван Максимович оказался в партизанском отряде, где и встретил победу 9 мая 1945 года.

Семен

Вспоминать о войне он не любил, только однажды, когда перед окончанием школы речь зашла о моем будущем и выборе профессии, мы с мамой услышали от него два рассказа о событиях тех лет.

Сначала папа вспомнил о геройски погибшем подростке Семене. В партизанский отряд этот парень в очках с толстыми линзами пришел в 17 лет после безуспешных попыток попасть на передовую. Признали негодным к строевой службе из-за травмы глаз, полученной в детстве. Во время неудачного химического опыта, который Семен проводил с приятелями, произошел взрыв, едва не лишивший его зрения. Однако это не помешало парню хорошо учиться, он успевал по всем предметам, отдавая предпочтение точным наукам. Отлично знал немецкий язык и мечтал работать в школе учителем химии или физики, чтобы предостерегать детей от необдуманных экспериментов.

В отряде он сразу стал своим. Семена полюбили за легкий характер, отзывчивость, доброе сердце, желание помогать каждому. Свободное время он проводил на хоздворе, кухне, в лазарете. Колол дрова, чистил картошку, развлекал раненых песнями, прибаутками, историями, причем знал их неимоверное количество. Один только его вид и задорный смех поднимали настроение партизанам.

Руководство отряда ценило парня как незаменимого переводчика. Он прекрасно справлялся со своей основной задачей, получая важнейшую информацию от пленных «языков». Подрывная работа партизан наносила ощутимый урон гитлеровцам, которые делали все возможное, чтобы разгромить отряд, но у них ничего не получалось. Разведка работала на опережение, помогали и жители окрестных деревень, своевременно сообщая о передвижениях врага и готовящихся засадах и акциях. Но однажды немцы все-таки подобрались к партизанскому лагерю. В глубь леса бойцы уходили в спешке, пытаясь захватить с собой ценное имущество. Когда перестрелка утихла, обнаружилось, что нет Семена.

Несколько человек вернулись на место прежней стоянки и обнаружили раненого. По его словам, парня отбросило взрывной волной, он упал и, видимо, отключился. В процессе зачистки территории фашисты прошли цепью по бывшему лагерю, расстреливая в упор людей, истекающих кровью. Нашли и Семена. Поговорили с ним по-немецки, а потом увели с собой под дулом автомата.

Прошло несколько дней. Командир не отдавал приказа покинуть опасный район в надежде спасти переводчика. Но с каждой минутой шансы вызволить его из плена таяли. Внезапно разведка доложила, что на центральной улице ближайшего села повесили Семена. Судя по синякам и кровоподтекам, его сильно пытали. Рядом на столбе враги прикрепили фанерную табличку с надписью: «Так будет с каждым, кто мешает новой власти - победительнице»…

Петро

Вторая история отца была о выходе их отряда из очередного окружения. Больше недели партизаны пытались разорвать сужающееся кольцо. Из сорока бойцов в живых остались лишь 12 человек, полуголодных и едва державшихся на ногах. Продовольствие заканчивалось, на исходе были боеприпасы и медикаменты. Тут выяснилось, что в соседней деревне в фашистском подразделении началась какая-то суета. Паники нет, но нервозность чувствуется. Задание разведать обстановку, а заодно добыть пропитание получили отец и его друг Петр.

Пробравшись к деревенской околице, они залегли в засаде у ближайшей к лесу избы. Вскоре через двор к погребу прошла старушка, достала что-то съестное оттуда, засеменила обратно. Навстречу ей - немец и давай вырывать еду из рук. Потом сильно толкнул отбивавшуюся бабушку, она упала навзничь и больше не поднялась. Из хаты с криком выскочил дед на деревянной ноге, замахнулся на изверга палкой. Раздался выстрел, старик упал замертво, а фашист по-хозяйски направился в дом. Двор опустел. Петро в два гигантских прыжка оказался в погребе. В этот момент к воротам подъехал грузовик, забитый вражескими солдатами. Они принялись звать своих. Из дома выскочили два немца, один припустил к машине, другой побежал к подвалу, скорее всего, видел в окно, как туда нырнул Петр.

По словам отца, в тот момент у него замерло сердце. Немцы в кузове дружно загалдели, замахали руками, мотор взревел… Прыткий гитлеровец остановился, со злобой дал пару очередей по погребу. Услышав раздавшийся грохот и звон разбитого стекла, он удовлетворенно кивнул и побежал к автомобилю. Секунда, и грузовик рванул с места.

Несколько минут отец просидел в оцепенении, не в состоянии поверить, что потерял друга. С трудом поднялся на ноги и, шатаясь, двинулся к погребу. Захлебываясь от хлынувших разом слез, закричал: «Петр, Петя, верный товарищ, как же я теперь без тебя?».

Вдруг слышал где-то внизу шорох, из темноты к нему потянулись руки. У отца перехватило дыхание - это же Петро! Помог ему выбраться из погреба и обомлел. За несколько секунд товарищ стал седым как лунь. Через несколько часов партизанский отряд обосновался в оставленной немцами деревне. Погибших стариков похоронили у плетня, поставив два креста с их именами. А вскоре началось наступление и оставшиеся в живых бойцы соединились с частями Красной армии.

Антонина Ряман.

Поделитесь ...

Добавить комментарий

Ваши сообщения публикуются только после проверки их модератором. Комментарии не должны содержать призывов к насилию и прочим нарушениям закона. Использование ненормативной лексики и оскорбительных выражений в адрес авторов материалов, а также иных посетителей сайта - не допускается.


Защитный код
Обновить