Судьба любого дела во многом зависит от того, кому будет суждено стоять у его истоков. В становлении Южно-Уссурийского отделения Русского географического общества в г. Никольске-Уссурийском огромную роль сыграли академик Владимир Леонтьевич Комаров и его сподвижник, первый директор отделения Александр Зиновьевич Федоров - дальновидный и целеустремленный человек, талантливый организатор и исследователь, близкий друг Владимира Клавдиевича Арсеньева.


А.З. Федоров.

Он родился 10 февраля 1886 года на полустанке Шестихино Рыбинско-Бологовской железной дороги, где его отец служил начальником полустанка. Начальное образование получил в сельской школе, среднее - в реальном училище в Санкт-Петербурге. Позже поступил в учительский институт, по окончании которого в 1907 году был назначен на должность учителя 6-классного Высшего начального училища в нашем городе. С 1911 по 1918 годы Федоров преподавал математику и географию, бесплатно вел уроки ручного труда и фотодела в Никольск-Уссурийской женской учительской семинарии. Здесь же он и организовал учебный уголок южно-уссурийской флоры. Будучи энергичным приверженцем краеведения и этнографии, он одним из первых в крае занялся археологическими изысканиями.

В 1913 году во время одной из экскурсий на правом берегу реки Суйфун (ныне Раздольной), на Краснояровской сопке, Александр Зиновьевич случайно открыл огромное городище бохайцев. Это открытие и предопределило дальнейшее направление деятельности семинарского учителя. При помощи своих учеников Федоров решил заняться обследованием памятников прошлого и в результате составил наиболее полное описание древних памятников в районе современного Уссурийска.


Коллектив Южно-Уссурийского отделения РГО, 1926 г.

Трудно сказать, когда в голову молодого исследователя пришла идея создать самостоятельное отделение Императорского Русского географического общества (РГО), однако она была им осуществлена - и оказалась вполне жизнеспособной и плодотворной. После некоторых бюрократических проволочек и организационных усилий 20 марта 1916 года в нашем городе появилось Южно-Уссурийское отделение РГО. Этой же осенью членами общества была совершена первая научная экспедиция, касавшаяся розысков Богуславского метеорита, упавшего 18 октября 1916 года на территории нынешнего Пограничного района. На месте падения удалось найти и извлечь осколки космического «пришельца».

Создателей отделения объединяла не только общая идея, но и общие научные связи. Посильный вклад в дело изучения края вносили и самодеятельные натуралисты- краеведы, среди которых были врачи, учителя, чиновники, политические ссыльные. В разных уголках Приморья, группами и поодиночке, они собирали коллекции растений и животных, горных пород и минералов. Александр Зиновьевич был душой коллектива, генератором идей, обладал бурной энергией и живым интересом ко всему.


Здание Южно-Уссурийского отделения РГО в г. Никольске-Уссурийском.

Для нормального функционирования отделения были необходимы помещения, оборудование, деньги. По заявке Федорова для ботанического кабинета были переданы здания, ранее принадлежавшие военному ведомству. А первые средства на исследования (300 рублей) уссурийцы получили от генерал-губер-натора Николая Львовича Гондатти, затем их поддержало Временное Приамурское правительство, выделив 500 рублей золотом. Но этих денег было недостаточно, поэтому средства для проведения научных исследований решили зарабатывать самостоятельно. Сначала было создано садоводство, при котором развернулось семенное хозяйство и огородничество, а затем организована мастерская учебных пособий. Все бремя материальных забот взял на себя Александр Зиновьевич. Кроме садоводства и огородничества, зарабатывать удавалось полеводством (свыше 100 га посевных площадей), разведением свиней крупной английской породы и овец, а также молочной фермой.

Эти подсобные хозяйства не только приносили доход, но и снабжали сотрудников отделения продуктами. Кроме того, удалось создать секции споровых растений и энтомологии, селекции и генетики плодовых растений, лабораторию дендрологии.

К сожалению, в рамках газетной публикации нельзя объять необъятное и дать подробный исчерпывающий перечень всех тех научно-практических исследований отделения, которые организовывал его руководитель. И все же: какой практический, как это ныне говорят, «выхлоп», имела деятельность молодых ученых?

Легче сказать, чем не занимался «мозговитый мужик» (как его называли коллеги), нежели просто перечислить все его научно-практические исследования.

Была систематически описана флора Уссурийского края, изучены растительные сообщества (в том числе местные медоносы), бобовые и злаковые культуры, сорная флора культурных посевов. Были опубликованы сначала «Малый определитель растений ДВК», а затем и капитальный двухтомник «Определитель растений ДВК». Вышли две брошюры серии «Уссурийская библиотека», под редактурой Федорова издавались «Известия» и «Записки» Южно-Уссурийского отделения.

В активе отделения не только научные исследования, пришлось поработать и над решением конкретных практических задач. Так, в 1924 году в крае впервые были обнаружены личинки малярийного комара, фиксировались многочисленные случаи заболеваний. Федоров немедленно организовал изучение ареалов обитания кровососущего насекомого, открыв временную малярийную станцию. В результате этой срочной работы местные медики и власти приняли неотложные меры по предотвращению распространения малярии в крае.

Федоров занимался и изучением свойств древесины различных пород, и поисками оптимальных технологий ее обработки - для чего организовал исследовательскую лабораторию, которую реорганизовал в деревоотделочное отделение, преобразованное затем в многоотраслевую прибыльную фабрику. К 1927 году фабрика имела более 200 рабочих мест, освоила 28 видов древесины и выпускала доброкачественные изделия (линейки, угольники, рейсшины и другие), нашедшие сбыт на рынке Китая.

Александр Зиновьевич мечтал о строительстве стандартных - красивых и удобных - домов с газовой плитой, уборной и ванной, как в Америке - и пытался воплотить это в жизнь. Идею испытали при постройке первых зданий, она дала хорошие результаты, снизив стоимость работ в 2,5 раза.

Последнее его увлечение - шелководство. Были организованы 12 колхозных точек, где развернулись шелководные отделы, посажены плантации японской шелковицы. Однако ожидаемые практические результаты в этой перспективной сфере так и не были достигнуты…

Просто наступали иные времена. В крае, как по всей стране, начиналась эпоха «великого перелома» - переход к сталинскому тоталитаризму. Начиная с 1927 года, советская власть предпринимала насильственные попытки «помочь» отделению, «причесать» его самобытную структуру, привести ее к требуемым и понятным невеждам от науки стереотипам. Резко усилилась подконтрольность отделения, жестко регламентировалась его деятельность. Основными критериями эффективности работы стали послушание и выполнение инструкций - а вот «непонятность» науки и ее творческая непредсказуемость становились откровенно подозрительными и казались чуть ли не вредительскими.

Все, чего достигло отделение под руководством Федорова, стало постепенно разваливаться. В результате многочисленных проверок практическая деятельность была прекращена (шла «во вред научным разработкам»), а кабинет селекции и генетики плодовых растений был реорганизован в бюджетное учреждение - Суйфуно-Уссурийскую плодово-ягодную станцию. Таким образом, отделение лишилось всех источников своего существования и стало обычным учреждением, подчиненным центру. При этом бюджетного финансирования, как всегда, не хватало. Так сообщество и прекратило свое существование, а ведь отделение сумело выжить даже в условиях Гражданской войны!

Сгущались тучи и над самим ученым… 10 марта 1934 года Федоров был арестован и этапирован в Хабаровск. Директора станции освободили от обязанностей, так как он не соответствовал духу социалистических преобразований. Дальневосточное НКВД в это время готовило большое дело о мифической контрреволюционной организации, созданной Владимиром Арсеньевым, и «непонятный» Федоров подвернулся как нельзя кстати. Ему были предъявлены фантастические обвинения, которые даже при всей беззаконности ведения дела и фальсификации данных не удалось подтвердить. При аресте Федорова были уничтожены его чертежи и рукописи за длительный период изучения Уссурийской тайги. Однако времена для массовых репрессий еще не наступили. Военный трибунал закрыл дело, но Александра Зиновьевича не сразу выпустили из тюрьмы, так как НКВД решило наказать его за непокорность характера. Ведь он не только категорически отверг все обвинения, но в ярости запустил в следователя чернильницей - единственным доступным для узника оружием. Находясь в камере, Федоров бил в дверь табуретом, требуя газет, - за все это он отсидел в тюрьме помимо года, пока длилось следствие, еще полгода. В тюрьме, увы, он подорвал свое здоровье -
заразился туберкулезом.

С 7 января 1939 года Федоров - инженер-конструктор Ленинградской мебельной фабрики. С началом войны ему удалось эвакуироваться из голодного Ленинграда и перебраться в Алтайский край. Здесь он снова занялся строительством домов. Во время одной из поездок он попал под дождь, сильно простудился. Болезнь вызвала обострение туберкулеза, и 6 ноября 1945 года Александр Зиновьевич скончался…

Он так и не успел в полной мере реализовать себя, хотя ему очень много было отпущено природой. Две мировые войны, революция и Гражданская война помешали раскрыться его таланту исследователя. Он не получил званий и наград, хотя заслужил их.

А только - нашу благодарную память…

Геннадий Обухов.
Фото с сайта rezerv.narod.ru и сетевых изданий.

Поделитесь ...

Добавить комментарий

Ваши сообщения публикуются только после проверки их модератором. Комментарии не должны содержать призывов к насилию и прочим нарушениям закона. Использование ненормативной лексики и оскорбительных выражений в адрес авторов материалов, а также иных посетителей сайта - не допускается.


Защитный код
Обновить