В наш город сибирячка Татьяна Михайловна Михальченко (в девичестве Михайлюк) перебралась неслучайно. Преддипломную практику студентка Читинского мединститута вместе с подругой проходила во Владивостоке. Обе впервые увидели море, а после праздника в честь Дня Военно-морского флота с грандиозным парадом, вечерним салютом и вовсе влюбились в Приморье.

Вид на Привокзальную площадь Уссурийска с высоты птичьего полета.

Первые сюрпризы

На традиционном распределении молодых специалистов будущие стоматологи выбрали Уссурийск. Тем более что именно туда, к новому месту службы, перевели супруга старшей сестры Татьяны Михайловны, кадрового офицера.

Сборы были недолгими. Через двое суток уставшие от перестука колес подруги с нетерпением ждали своей остановки. Первый сюрприз преподнесла местная погода. Выбравшись на перрон, вчерашние студентки словно оказались в тропиках. Ни дуновения ветерка, асфальт, казалось, плавился под знойным солнцем. Однако на Привокзальной площади медиков ждал второй сюрприз, заставивший забыть о жаре. Внимание обеих приковала клумба, разбитая вокруг памятника Ленину. В цветнике у монумента вождю красовались… темно-бордовые розы. Видеть такие коренным сибирячкам до той поры не доводилось.

Адское лето

Найти в Уссурийске ул. Советскую, где временно обитали Танины родные, не составило труда. Приветливые горожане подробно рассказали, как туда лучше добраться. В большой коммуналке из четырех комнат на тот момент проживали две семьи. Свободных кроватей не было, на ночь гостей устроили на полу. Но, несмотря на усталость, в раскаленном за день помещении, окна которого выходили на юг, девушки просто не могли заснуть. Распахнутые настежь рамы вожделенной прохлады не принесли, плюс злющие уссурийские комары. О москитных сетках в ту пору никто и не слышал.

К концу августа девушки не выдержали и решили сбежать из Уссурийска обратно домой. Своих планов от коллег они не скрывали, и вскоре об этом узнала заведующая лечебным отделением городской стоматологии Нина Щербатая.

- Дипломов лишиться хотите? - привела новичков в чувство Нина Борисовна. - Как молодые специалисты, прибывшие к нам по распределению, вы обязаны отработать по три года. Если невмоготу находиться у родных, собирайте вещички и переселяйтесь в общежитие. И вообще, наберитесь терпения - духота скоро спадет.

Как и предсказала заведующая, адское уссурийское лето внезапно закончилось, а в сентябре установилась чудесная погода.

Беспризорник Кешка

В свободное время Татьяна с удовольствием гуляла по Уссурийску. Она вернулась в семью сестры, обустроившейся к тому времени в отдельной квартире на ул. Ленинградской. На работу в городскую стоматологию на ул. Краснознаменную ходила к 8 утра пешком в любую погоду, и даже зимой. Так было проще, а главное, быстрее, ведь стоять на остановке в ожидании вечно переполненного автобуса № 3 приходилось по часу. Кругового движения рейсового транспорта по Ленинградской - Горького и обратно тогда еще не было.

По выходным, прихватив маленького племянника, Татьяна Михайловна отправлялась в парк «Зеленый остров». Об этом месте отдыха она впервые узнала из повести Николая Картавого «Беспризорник Кешка и его друзья», которую посоветовали прочитать знакомые. По сюжету книга очень напоминала «Армию Трясогузки» Александра Власова и Аркадия Млодика. Вот только была написана и опубликована раньше, в 1958 году.

В произведении рассказывалось о приключениях осиротевшего мальчишки, жившего в Никольск-Уссурийском во времена иностранной интервенции. Вместе с приятелями он, пытаясь помогать партизанам, боролся с захватчиками, наводнившими город: колчаковцами, а также американскими, японскими, чехословацкими солдатами. Страницы с описанием города Татьяна перечитывала по нескольку раз. Настолько захватил ее удачно переданный автором своеобразный китайско-малороссийский колорит наполовину еще деревянного Никольск-Уссурийского.

В книге упоминались базары Сенной, Маленький, Китайский, Корейский, река Суйфун, улицы Унтерберговская, Хабаровская, Корсаковская, Никольская, кафедральный собор, где сейчас размещается штаб 5-й Армии. В одной из глав речь шла о городском парке на р. Раковке. Точнее, о том, как офицеры катали по ней местных барышень на лодках, взятых напрокат…

Тихий, ухоженный и безопасный

От старой лодочной станции, описанной в повести, к тому времени не осталось и следа. Да и о суденышках, курсировавших вдоль «Зеленого острова», помнили лишь старожилы. Зато парк по-прежнему оставался отличным местом для отдыха - тихим, ухоженным и безопасным, с обилием зелени и скамеек.

По чистеньким аллеям, обсаженным аккуратно подстриженным кустарником, они с племянником бродили часами. Когда уставали, покупали мороженое, лимонад и устраивались на лавочке в тени. Чаще всего в киосках предлагали развесное мороженое, которое привозили в высоких алюминиевых гильзах. Продавец накладывала его специальной круглой ложкой в бумажные стаканчики. Крайне редко в продажу, как тогда говорили, выбрасывали пломбир в вафельных стаканчиках.

В парке были пункт проката велосипедов и роликов, комната смеха с «кривыми» зеркалами, танцплощадка с настилом из досок (потом ее забетонировали и огородили металлическим забором), тир и бильярдный клуб. Его полукруглое здание с ажурной решеткой, закрывавшей веранду на втором этаже, очень нравилось Татьяне Михайловне. Позже оно сгорело. А еще работали аттракционы «Ромашка», «Самолет» для малышей, цепочная карусель, большие и маленькие качели-лодочки, оборудованные интересным механизмом торможения. После положенных пяти минут раскачивания сотрудник «Зеленого острова» нажимал на рычаг, и деревянный настил аттракциона немного приподнимался, заставляя лодочку постепенно останавливаться. Чуть позже появилось колесо обозрения.

В дальнем углу парка находилось самое интересное развлечение - автодром с двухместными электромобилями, двигавшимися по специальной площадке. Каждый раз маленький племянник мчался сюда со всех ног. Как же хотелось Татьяне Михайловне погонять вместе с ним на такой машинке, но она стеснялась. В теплое время на «Зеленке» регулярно проводились шахматные турниры и выставки собак. По воскресеньям здесь собирались филателисты и нумизматы - обменивались монетами, марками, что-то горячо обсуждали.

На обратном пути из парка Татьяна Михайловна останавливалась у кинотеатра «Россия», чтобы покормить голубей, слетавшихся к фонтану. Племянник, обожавший булочки с повидлом за восемь копеек, отломив кусочек, взмахивал рукой, но не бросал его птицам, а отправлял себе в рот.

Ежегодно в декабре на футбольном поле «Зеленого острова» заливали каток и устанавливали елку. Рядом в отапливаемом вагончике желающие брали в прокат фигурные коньки и переобувались. В начале весны в парке проходили проводы зимы с выездной торговлей, конкурсами, сжиганием Масленицы и обязательными блинами. Эти румяные изделия из теста разбирали в считанные минуты, тем не менее они не шли ни в какое сравнение с теми, которые выпекали на ул. Ленина. В небольшую блинную, находившуюся неподалеку от здания фабрики «Работница», Татьяна Михайловна наведывалась при каждом удобном случае.

Прошло не так много лет, а от благоустроенного когда-то парка остались лишь воспоминания. Но Татьяна Михайловна уверена, что история «Зеленого острова» не окончилась и она еще приведет сюда подрастающего внука.

Елена АБРАМОВА.

Поделитесь ...

Добавить комментарий

Ваши сообщения публикуются только после проверки их модератором. Комментарии не должны содержать призывов к насилию и прочим нарушениям закона. Использование ненормативной лексики и оскорбительных выражений в адрес авторов материалов, а также иных посетителей сайта - не допускается.


Защитный код
Обновить