Период с 1 июля по 1 ноября, когда в реку Раздольную и ее притоки заходят на нерест лососевые виды рыб - сима, кета, горбуша, считается горячим у госинспекторов Уссурийского поста Рыбнадзора.


В эту пору трое его сотрудников во главе с начальником, старшим государственным инспектором Виталием Мазуром, большую часть своего рабочего времени проводят в рейдах. Бывают и командировки, когда одного-двух человек отправляют на усиление к коллегам в Хасанский район. Тогда вся ответственность за водные биоресурсы в зоне обслуживания поста ложится на плечи оставшихся сотрудников, в том числе женщины - Елены Цилюрик.

На прошлой неделе вместе со своим помощником, внештатным общественным инспектором Александром Пономаренко, и корреспондентом «К» она отправилась в очередной плановый рейд.

Знакомые все лица

Ехали целенаправленно к берегу Раздольной в районе Барановского - месту, популярному среди рыболовов-любителей.

На обустроенном здесь биваке оказалось людно. Подойдя ближе, мы увидели с пяток лодок, две из которых, что называется, стояли под парами. На корме каждой был навешен мотор, в уключины вставлены весла, на дне лежали сети. А рядом в «терраковском» ведре шевелили клешнями китайские мохнаторукие крабы.

- Чьи сетки? Пакуйте, - обратилась к мужчинам, облаченным в пятнистые штормовки, Елена Витальевна. И двое направились к лодкам.

- Остальные, что здесь делаем?

- Приехали свежим воздухом подышать, - заявил один.

- Речку посмотреть, - вторил ему другой.

- Я вообще не рыбачил, - открестился третий.

- Не убедили. В понедельник же только встречались, и снова вы здесь, - покачала головой Елена Витальевна.

Как выяснилось, с присутствующими инспектор хорошо знакома, на некоторых не раз составляла протоколы об административном правонарушении по ст. 63 Правил рыболовства для Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна и ч. 2 ст. 8.37 КоАП РФ (нарушение правил охоты, правил, регламентирующих рыболовство и другие виды пользования объектами животного мира).

Улов - сплавные сети и не только

Пока владельцы не торопясь сворачивали запрещенные снасти, на реке в зоне нашей видимости появилась лодка с рыбаком. Приставив к глазам бинокль, Елена Цилюрик сказала:

- Идет со сплавной сеткой. Что ж, подождем. А вы, - обратилась она к остальным, - не сидите, снимайте моторы и домой. Все, товарищи, не нарушаем правила.

Граждане хоть и были не в восторге, но не спорили. Даже тогда, когда инспектор потребовала выпустить в воду обнаружившегося у одного из них еще живого верхогляда.

Тем временем к берегу на лодке пристал нарушитель. Елена Цилюрик осмотрела его снасти и скомандовала упаковать их в мешок.

- Орудия лова мы у вас изымаем. И пройдемте составим протокол. Паспорт при вас?

Рыбак расстроенно кивнул. Еще бы! Такие снасти на кету, как у него, стоят 26 тыс. рублей. Да и на штраф в размере от 2 до 5 тыс. руб. придется раскошелиться.

Кстати, по словам инспектора Рыбнадзора, в бассейне реки Раздольной вылов кеты запрещен. Лицензии на ее промысел на морских участках и для осуществления спортивно-любительского рыболовства в реках северных районов (Ольга, Терней) выдают организации, имеющие квоты.

Сазан в шоке

На обратном пути у Елены Цилюрик запел сотовый. Переговорив, она обратилась ко мне:

- Хотите посмотреть, как в Раздольную выпускают мальков? В очередной раз это будет делать ОАО «Примавтодор», компенсируя таким образом ущерб, нанесенный водным биоресурсам и среде их обитания в результате извлечения в зимний период песчано-гравийной смеси с намытых в русле реки кос.

Конечно же, я была двумя руками за. И мы рванули в Покровку, так как КамАЗ, груженный живой рыбой, помещенной в специальную бочку, уже проехал Михайловку.

По прибытии на берег его водитель предъявил инспектору документы на груз. Из них следовало, что Тихоокеанский филиал ФГБНУ «ВНИРО» («ТИНРО»), расположенный в Лучегорске, отгрузил предприятию немногим больше 21 тысячи штук молоди сазана (средний вес каждого - 5 г), общим весом 100 кг.

По словам Елены Витальевны, которая должна была заверить своей подписью акт выпуска, процедура это непростая. Ведь молодь росла при определенной температуре, а потом семь часов ехала в бочке, которая успела нагреться на солнце. В реке же вода прохладней, а значит, мальки испытают шок при смене среды обитания.

- Поэтому для выпуска обычно подыскивают тихую заводь, без быстрого течения, чтобы дать рыбе время привыкнуть и тем самым повысить процент ее выживаемости, - пояснила инспектор.

К сожалению, после августовских тайфунов найти удобный для тяжелой машины съезд к реке было проблематично. Наконец, КамАЗ «подкрался» поближе к линии прибоя, и из размотанного рукава полилась вода, вынося на поверхность серебристых мальков. Они крутились и выпрыгивали из широкой струи. Перевернувшись спинами вверх, какое-то время оставались на месте, а потом уходили на глубину…

По дороге в Уссурийск Елена Цилюрик призналась, что вообще-то основное направление ее деятельности - работа с предприятиями, предпринимателями, различными КФХ и ЛПХ, осуществляющими сбросы в реки, в том числе Раковку, Комаровку и другие. Подробней поговорить об этом пообещала, когда минует пора нереста лососевых.

Ольга ДИЗЕНДОРФ.
Фото автора.

Поделитесь ...

Добавить комментарий

Ваши сообщения публикуются только после проверки их модератором. Комментарии не должны содержать призывов к насилию и прочим нарушениям закона. Использование ненормативной лексики и оскорбительных выражений в адрес авторов материалов, а также иных посетителей сайта - не допускается.


Защитный код
Обновить