Экономические трудности не всегда убивают бизнес. Мир знает примеры компаний, которые появились и достигли успеха, несмотря на кризисные годы. Чтобы услышать их истории, не обязательно обращать свой взор на запад страны или за границу.

О том, как небольшая частная пекарня в пригороде Уссурийска выросла до уровня современного предприятия, вошедшего в реестр резидентов Свободного порта Владивосток, рассказал генеральный директор ООО «Воздвиженский хлеб» Ашот Геворгян.


- Как получилось, что судьба вашей семьи оказалась связана с Приморьем?

- Этот край, ставший нам вторым домом, для семьи открыл дедушка. Еще в 60-е годы прошлого века он с бригадой приезжал из Армении, чтобы строить здесь сельскохозяйственные предприятия. В то время шло бурное развитие агропромышленной отрасли, и работы был непочатый край.

Надо сказать, что в нашей семье издавна существует традиция - дети должны знать, как зарабатываются деньги и какова цена трудовой копейки. Поэтому еще с малых лет во время каникул с дедушкой стал работать мой отец. Он буквально влюбился в эти места, решил поступать в Приморский сельскохозяйственный институт. Здесь же, в Воздвиженке, он получил в избушке комнату с подселением.

Позже отец женился, вернулся в Армению, пошли дети. Но в один из дней страшное землетрясение оставило всю семью без крова. Наш родной город Гюмри (Ленинакан - прим. редакции) лежал в руинах, дедушка умер от сердечного приступа. И вот тогда мы окончательно обосновались в Уссурийске. К этому моменту мне едва исполнилось два года.

- Вы получили блестящее образование. Что этому способствовало?

- Мы с братом росли обычными детьми: ходили в школу, любили поиграть в футбол, занимались спортом. Но плохо учиться нам не позволяли родительские наставления. Отец лично проверял у нас уроки. Он никогда не кричал и не ругал, тем более ни разу не поднимал на детей руку, - всегда разговаривал спокойно и убедительно.

Мама воспитывала по-своему, по-женски. Где-то могла и прикрыть наши шалости, а если что-то серьезное случалось - обращалась к отцу за помощью. И мы попросту не могли обманывать ожидания родителей, ведь они в нас столько вложили. Думаю, что любой ребенок с нормальным мировоззрением поступает так же.

Мы с братом всегда были голодны на знания. Еще во время учебы во Владивостокском институте международных отношений ДВГУ я параллельно поступил в университет заочно по специальности «финансы и кредит». Второй диплом получал уже во время прохождения срочной службы, а на экзамены приходилось отпрашиваться у командования.

Чуть позже, когда я уже занялся хлебопекарней, мне понадобились юридические знания. Поступил в Российскую академию государственной службы при президенте РФ и завершил обучение с красным дипломом.

Все это время я вспоминал слова отца, который не раз повторял: «Учитесь, дети, впитывайте знания, пока молоды. Это ваш шанс. Упустите момент - потом будет некогда».

- Ваш отец по образованию инженер-механик, вы изучали государственное и муниципальное управление. Откуда страсть к хлебопечению?

- Мы приехали в Уссурийск в то время, когда начинал рушиться Советский Союз, а вся страна переходила на рыночную экономику. Отцу приходилось браться за любую работу, чтобы прокормить семью. Когда это приносило доход, деньги вкладывались в дальнейшее развитие бизнеса.

Во время армейских реформ все чаще стала подниматься тема о переводе воинских частей на аутсорсинг, то есть на обслуживание гражданскими организациями. Командование местных соединений обеспокоилось, чем кормить солдат и где брать хотя бы хлеб. После ряда бесед с военачальниками мы решили рискнуть, закупили несколько хлебопечей и установили в пустующем здании. Но все пошло не так, как рассчитывали.

Наши надежды на вновь открывающийся рынок сбыта не оправдались. Чтобы печи не простаивали, мы задумались о хлебопечении всерьез. Тогда никто из нас даже не представлял, что ждет этот бизнес впереди.

- Как вам удалось зайти на уссурийский рынок?

- Скажу честно, было тяжело и грустно. Пекарня начала постепенно раскручиваться, но выйти на серьезный уровень мы не могли. Магазины не хотели открывать нам двери, ведь у них уже имелись проверенные поставщики.

Толковых специалистов найти было трудно. Бывало такое, что пекари не выходили на работу, и нам приходилось их полноценно подменять, вставать к печам. Ведь в тех немногих магазинах, где тогда удалось наладить сбыт, каждое утро люди ждали хлеб. И мы его привозили, что бы ни случилось.

Немного помог развитию предприятия разразившийся экономический кризис. В какой-то момент начались перебои с поставкой хлебобулочных изделий от крупных производителей. Нам это пошло на руку.

Но, самое главное, мы сделали ставку на качество продукции. Наша пекарня со дня основания выпускала хлеб по традиционным технологиям: на опаре и закваске. По вкусу он разительно отличается от того, что был приготовлен из готовых смесей. Люди это оценили, и постепенно продажи стали расти.

- Когда задумались о расширении производства?

- Как только я завершил учебу и отслужил в армии, отец сразу сказал, чтобы я брал производство на свои плечи. А я даже технологии тогда еще не знал в полной мере, не вкусил всех нюансов бизнеса. И тут пришлось ощутить всю полноту ответственности.

Но что делать? Сначала начал в Интернете интересоваться технологиями, новинками в отрасли. Затем взял переводчика и отправился на выставку в ближайшую страну - Китай. Именно после этой поездки прошла первая реконструкция пекарни.

Вместо устаревших печей я закупил современные роторные. Этим убил двух зайцев: повысил производительность труда и заложил основы для выпуска новой продукции.

Ведь было как: по старой технологии мы вынуждены были открывать двери печей, проверять готовность хлеба, увлажнять его, регулировать температуру. А сейчас задал программу на сенсорном экране - и только визуально контролируешь процесс.

- Нововведения прошли без проблем?

- На самом деле серьезных реконструкций за годы жизни «Воздвиженского хлеба» было три. Но первая, пожалуй, для меня самая памятная.

С вводом новых печей изменилось качество хлеба. Покупатели высказывали нам недовольство и требовали вернуть привычный им вкус. Это был, наверное, самый сложный момент. Мы чувствовали, что если за короткий срок не сможем дать людям то качество, к которому они привыкли, то предприятие пойдет на дно.

К решению проблемы подключились все. Пришло понимание, что мы пытаемся на новых печах готовить хлеб по старым рецептурам. Стали лихорадочно искать решение. И вот тут огромное спасибо нашему главному технологу Марине Юрьевне Антиповой. Она сумела, не останавливая производство, обнулить весь процесс и вывести его на новый уровень.

- Получается, что «Воздвиженский хлеб» вырос и окреп благодаря кризисам?

- Не совсем так. Кризисы и неудачи подстегивали нас, заставляли искать оригинальные решения. Для изучения современных технологий мне пришлось поездить по миру, посмотреть, как пекут хлебобулочные изделия в Европе, Америке, в Китае и в Корее, и в странах СНГ. Благо помогли связи с однокашниками по институту международных отношений.

Мы приглашали специалистов-хлебопеков со всей страны и с жадностью всем коллективом перенимали их опыт. Можно сказать, что учились профессионализму прямо на рабочем месте.

Но нам никогда с неба ничего не падало, собственных средств изначально не было. С момента, когда впервые появилась идея хлебопекарни, мы развивались за счет кредитов. А банки во время экономических потрясений в стране всегда шли на контакт неохотно. В результате последний кризис 2014 года затормозил развитие предприятия как минимум на два года.

- Горизонт известности вашей продукции давно вышел за пределы городского округа. Как справляетесь с логистикой?

- Каждое утро наши хлебные фургоны направляются по разным веткам приморских дорог. Сибирцево, Черниговка, Ярославский, Хороль, Артем, Фокино - вот неполный перечень направлений.

Все люди любят теплый хлеб с хрустящей корочкой. Чтобы он доходил до конечного потребителя так, словно только что из печи, раньше мы закупали японскую технику. В нынешних условиях это экономически невыгодно, поэтому стали искать альтернативу в России. Сейчас на базе «газелей» нам поставляют специальные изотермические фургоны.

С другой стороны, практически любой свежий хлеб - вкусный. А вот когда он остынет, тогда сразу чувствуются преимущества традиционного хлеба на опаре и закваске над продукцией из смесей. Впрочем, это мое личное мнение, возможно, я просто привык к тому, что выпекаем мы.

- Хотели бы, чтобы сын продолжил ваше дело или желаете ему другой судьбы?

- Все, что мы делаем в жизни, прежде всего для детей. Я тоже в свое время рос возле пекарни, еще со школы начал там работать, потом продолжил, когда стал студентом. Думаю, что и сын пойдет по тому же пути.

Вообще, молодому человеку всегда интересно и учиться, и работать на знакомом производстве. Еще и на общественную жизнь время остается. Я тоже в свое время активно увлекался политикой, был участником различных слетов и конференций в Приморье и в Москве.

Но на производстве мое мировоззрение изменилось. Я на своем месте и провожу свою политику. У каждого из моих работников есть проблемы и заботы, и в моих силах помочь им. Я могу заниматься социальной деятельностью и благотворительностью. И в этом я тоже реализую себя. Считаю, что важно не быть популистом, а прочувствовать жизнь людей изнутри.

Я не оставил политику, скорее, стал воспринимать ее по-другому. Я не просто хочу помогать людям, а делать это через свое предприятие. Чтобы каждый человек, будь то учредитель, технолог или уборщица, знал, что к какой-либо социальной акции причастен и он. И тогда это принесет радость самореализации и мне, и сотрудникам.

Дмитрий ПРОКОПЯК.
Фото из архива
Ашота Геворгяна.

Поделитесь ...

Добавить комментарий

Ваши сообщения публикуются только после проверки их модератором. Комментарии не должны содержать призывов к насилию и прочим нарушениям закона. Использование ненормативной лексики и оскорбительных выражений в адрес авторов материалов, а также иных посетителей сайта - не допускается.


Защитный код
Обновить