Около 160 домов и десятки подворий попали в зону подтопления в Уссурийске. Местные жители хоть уже и набрались печального опыта за последние четыре года, но все же не успели эвакуировать часть имущества.

А кого-то и вовсе спасатели на спецтехнике экстренно вывозили из зоны бедствия. Уссурийский пункт временного размещения расположился в доме № 36 на проспекте Блюхера. Он способен одновременно вместить до 150 постояльцев. В понедельник там пережидал стихийное бедствие 21 человек, из которых двое - дети.


«Уже третий год мы страдаем от наводнения. Все, что у нас есть, дом и огород, стоит под водой. Спасибо тем, кто делает добрые дела. Второй год мы временно проживаем в этом пункте. К нам тут хорошее отношение, принимают как своих. Останемся здесь, пока вода не сойдет. Да и после этого в доме будет сыро, посмотрим», - поделилась жительница Уссурийска Аида Баграмян.

По опыту прошлого года, Аида Карленовна рассчитывает на 10 дней пребывания в ПВР. Здесь она с мужем и сыном. Дочку с внуками после наводнения удалось отправить к брату.

Как объяснил начальник пункта временного размещения Дмитрий Проценко, семьи стараются размещать в одной комнате. Людей обеспечивают предметами первой необходимости и постельными принадлежностями, горячим питанием. Кому необходимо, подбирают одежду, оказывают медпомощь.

«В основном пожилые люди в ПВР жалуются на давление. Они остро переживают ситуацию. Каких-то более серьезных жалоб пока не было. На всякий случай два раза в день делаем медобход, интересуемся состоянием жильцов», - рассказала участковая медсестра Светлана Агафонова.

Особенно заботятся о детях. Их немного, но они в центре внимания. Их развлекают, показывают мультфильмы. У малышки Даши утонули все игрушки. Особенно она жалеет, что пропала любимица пчелка Майя. Но в ПВР ей уже надарили новых кукол, чтобы не грустила.
«За последние три года мы третий раз переживаем наводнение, - вспоминает бабушка Даши, Татьяна Павловна Шершнева. - Когда 25 августа речка вышла из берегов и пошла во двор и в дом, я позвонила в МЧС. Приехали быстро, забрали дочь с внуками. Потом я ждала зятя, пытались что-то спасти».

По словам семьи Шершневых, собираться пришлось быстро, в темноте. Вода прибывала на глазах. Надо было решать, куда пристроить собаку и кота. Впопыхах оставили в доме детские документы, взяли не тот пакет, который приготовили заранее. С собой успели забрать часть одежды, учебники пятиклассника Саши, бытовые мелочи и легкий ЖК-телевизор.

«Остались мы без всего, - сетует Татьяна Павловна. - Я ходила к нашему дому на улице Вейса. Вода поднялась еще выше. Спасать нам нечего. На чем дети будут спать, где внук будет делать уроки? Топит-то нас не чистая вода, там канализация. Все отмывать надо. Обидно, мы после последнего наводнения вложились в капитальный ремонт, а сейчас все вновь пошло прахом. Дом признали памятником архитектуры. Его ни расселять не собираются, ни признавать ветхим жильем».

На памяти Татьяны Шершневой подобное серьезное наводнение их дом пережил 25 или 30 лет назад. После этого было затишье. Сейчас же беда приходит четыре года подряд. Стены практически не просыхают, в доме появилась плесень, неприятный запах. На непросыхающие уже несколько лет стены и фундамент жаловались и другие пострадавшие от наводнения. К слову, здесь же, в ПВР, сотрудники городской администрации организовали консультационный пункт по вопросам, возникающим у пострадавших. Людям объясняли, как подать заявление для возмещения ущерба и восстановить поврежденные водой документы.

Дмитрий ПРОКОПЯК.
Фото автора.

Поделитесь ...

Добавить комментарий

Ваши сообщения публикуются только после проверки их модератором. Комментарии не должны содержать призывов к насилию и прочим нарушениям закона. Использование ненормативной лексики и оскорбительных выражений в адрес авторов материалов, а также иных посетителей сайта - не допускается.


Защитный код
Обновить